31

Октября

1857 — Cамарский мещанин А.Ф. Светов обратился к губернс...

1961 — В Куйбышеве принято в эксплуатацию здание Дворца...

1970 — В Куйбышеве на улице Галактионовской было принят...

1973 — Куйбышевской ракетой-носителем 11А511У был запущен...

Ещё события 31 Октября

Максим Горький. Бегство в Самару и из Самары
 
Литературная репутация Самарской губернии связана, прежде всего, с тем фактом, что здесь чуть меньше двух лет прожил главный советский классик Максим Горький. В советское время Горький был фигурой мифологической, а первые «мифы и легенды» о нем возникли именно в Самаре.

Автор: Илья Саморуков
Иллюстрации: архив музея им. Алабина

Вопросы Максиму Горькому, заданные в ХХ1 веке

Литературная репутация Самарской губернии связана, прежде всего, с тем фактом, что здесь чуть меньше двух лет прожил главный советский классик Максим Горький. В советское время Горький был фигурой мифологической, а первые «мифы и легенды» о нем возникли именно в Самаре. Разобраться в их достоверности нам помог ведущий в нашем городе специалист по литературному краеведению, доктор филологических наук, старший научный сотрудник Самарского литературно-мемориального музея имени М.Горького Михаил ПЕРЕПЕЛКИН.

Почему Самара

— Почему все-таки Горький приехал именно в Самару?

К концу века Самара была достаточно развитым городом. Тут были газеты, театр, музыкально-драматическое общество, коммерческий клуб (место, где ставили спектакли). Дырой Самара отнюдь не была. Короленко понимал, что это не столица, но что тут можно зарабатывать и общаться. Поэтому он Горькому ее и посоветовал. А Горькому надо было где-нибудь отсидеться.

— Горький прожил в Самаре чуть больше года, с 1895-го по 1896-й. Здесь все довольно просто: это был не только горьковский выбор. Ведь 1880-е, 1890-е — это бесконечные суды и процессы, которые начались процессом петрашевцев, делом 193-х. Суд за судом, процесс за процессом… Что эти суды собой представляли? Молодых людей, студентов судили, одних ссылали на каторгу, других лишали гражданских прав… Даже отсидев, они не имели права возвращаться в столицы, жить в университетских городах. Еще до Горького таким образом в Самаре оказался Рейнгольд Эмильевич Циммерман, который был осужден, после каторги жил какое-то время в качестве вольнопоселенца, а потом приехал в Самару: Самара близка к европейской России, но все-таки не столица и не университетский город. Точно так же здесь оказались и писатель Евгений Николаевич Чириков, и студент Московского университета. Николай Петрович Ашешов… Чириков тоже был выслан и работал здесь в «Самарской газете», позже он эмигрировал в Прагу. Здесь была большая группа таких людей, и об этом прекрасно знали, в частности, знал Короленко. Почему он порекомендовал Горькому ехать в Самару? Потому что он знал, что Самара — это город, где есть круг людей, с которым Горький мог найти общий язык. Была еще одна причина: тут жили Позерны, Карл Карлович и Мария Сергеевна, а брат Позерна был знаком с Короленко.

Так что миф о том, что Самара была в конце 19 века некультурным городом, довольно спорен. Конечно, с Симбирском, городом с дворянскими традициями, с Нижним, с университетским Саратовом Самара тягаться не могла. Но если, например, в 1850 году Самара и вправду напоминала деревню, то к концу века город все-таки был достаточно развит. Ко времени приезда Горького тут уже были газеты, театр, музыкально-драматическое общество, коммерческий клуб (место, где ставили спектакли). И дырой Самара отнюдь не была. Короленко понимал, что это не столица, но что тут можно зарабатывать и общаться. Поэтому он Горькому ее и посоветовал.

— Горький ехал сюда для заработка или некого карьерного скачка?

— Горькому надо было где-нибудь отсидеться. Были и личные мотивы. В Нижнем с ним случилась трагическая любовная история: женщина была старше его, у них не складывались отношения. Горький потом писал, немножко привирая: «…Мы жили в холодной, не отапливаемой бане». Ему надо было уехать, вот Короленко ему и посоветовал Самару. Ряд рассказов он написал еще до Самары и отослал их в редакцию. Может быть, Горькому, чтобы лучше понять процессы, происходящие в Нижнем, нужно было со стороны посмотреть на всю эту купеческую среду, которая интересовала его с писательской точки зрения. Конечно, «Самарская газета» для него была занятием неинтересным. Это — не его, это — заработок. Но для его пьес и рассказов местные наблюдения, возможно, что-то дали. Говорил же он сам, что как писатель родился в Самаре.

Горького позвали освещать нижегородскую ярмарку, пообещали гонорар, и он уехал. Про Самару он все понял; с людьми, с которыми он мог подружиться, он подружился; с кем мог поругаться – поругался. Влюбился. Делать тут, по большому счету, было больше нечего.

— Почему же он отсюда так скоро уехал?

— Тут несколько причин. Во-первых, он никогда не думал здесь жить: просто приехал сюда на заработки и переждать момент. Он его переждал, залечил свою душевную травму, девушку встретил новую. И начал активно искать, куда уехать. Он выбирал между Ростовом и Нижним. Ведь «Самарская газета» выходила и в других городах. Его читали и обращали на него внимание. Горький сменил здесь в «Самарской газете» фельетониста Слово-Глаголь, который тоже уехал. Так что это нормальная для газетчиков ситуация. И тогда, и сейчас. А тут Горького позвали освещать нижегородскую ярмарку, пообещали какой-то гонорар, и он уехал. Во-вторых, про Самару он все понял; с людьми, с которыми он мог подружиться, он подружился; с кем мог поругаться — поругался. Влюбился. Все. Делать тут, по большому счету, больше нечего. Дальше вопрос стал о Нижнем. А потом о столицах.

Босяк с суковатой палкой

— Имел ли Горький в Самаре репутацию знаменитости? Понимала ли местная публика, что он талантлив?

— Думаю, нет. Такой репутации и не могло быть. Он был тут странным. Циммерман, Ашешов, Чириков — все они были или дворянами, или образованными людьми, с именем или родословной. Например, друг Горького Смирнов закончил Петербургский университет, Позерн — Московский университет. А Горький, в отличие от них был, действительно, из «народа», из «босяков». Даже по одежде на той самой знаменитой фотографии периода «Самарской газеты», где он в сапогах, с палкой, видно, что он странный. К нему тут так и относились. Славу его переосмысливали потом уже в советское время. Хотя кто ее мог переосмыслить? Журналисты, с которыми он тут работал, быстро уезжали. Раньше Горького, после Горького. Какое дело самарским обывателям до того, кто пишет в газетах? Даже когда в Самаре стали идти пьесы Горького, мало кто вспоминал, что их знаменитый автор жил здесь. Александр Смирнов, приятель Горького, позже понял, что на имени Горького можно сделать некий символический, творческий капитал. Но в то время, когда Горький жил здесь, относился к нему покровительственно, свысока. У Смирнова было имя, состояние, он был преуспевающий нотариус, печатался в «Русской мысли». А Горький… Ну вот, есть Горький, ну давайте поможем ему устроиться тут, квартиру снять… А когда Горький стал знаменитым, Смирнов стал выстраивать о нем миф. Во многом это его заслуга — миф о Горьком, бродившем здесь с суковатой палкой. После революции из Смирнова печатали только воспоминания о Горьком.

Советские воспоминания о Горьком – на 90 процентов мифы. Когда в конце 1930-х годов по всей стране стали официально увековечивать память о Горьком, истории о писателе просто сочиняли. В Самаре этим занимались местные писатели.

— Правда ли, что Горький был невероятно обаятелен, великодушен, щедр, как рассказывается в воспоминаниях? Может быть, это была его сознательная стратегия для признания?

— На этот вопрос мне трудно однозначно ответить. Психологическую мотивировку поступков Горького я не чувствую. Советские воспоминания о Горьком — на 90 процентов мифы. Когда в конце 30-х годов по всей стране стали официально увековечивать память о Горьком, истории о писателе просто сочиняли. В Самаре этим занимались местные писатели. Они составили «список» людей, с которыми Горький «общался», и написали за них воспоминания. Например, работала тут некая Евгения Семеновна Иванова, заведующая конторой редакции «Самарской газеты», не очень грамотная женщина. В 30-е она была уже в преклонном возрасте. К ней пришел писатель Фролов, принес ей ее «воспоминания»: «Вот ваши воспоминания. Ознакомьтесь и подпишите». Ознакомилась и подписала. Горький оказался в них щедрым, великодушным, завоевывающим признание… Потом Екатерина Павловна Пешкова, первая жена Горького, с этим очень жестоко сражалась. В 1948 году она приехала в Куйбышев и потребовала у Ивановой признать, что все ее воспоминания придуманы. Вряд ли тут Горький выстраивал какую-то стратегию взаимоотношений. Может, эти вещи имели место, но, скорее всего, они просто бросались в глаза.

Трудоголик, самоубийца, диссидент, марксист?

— А могли бы Вы описать типичный день Горького? Днем — визиты, ночью — сочинительство, сон — 4 часа в день… Ведь так написано в воспоминаниях?

— Ну. я сам, когда учился в университете, жил почти как Горький. В Зубчаниновке, в подвале, вне родных мест, вне активного круга знакомств. Что еще делать, живя в подвале, в незнакомом городе? Работать, работать, работать. Горький особенно никуда не ходил. Телевизоров не было. Сидел и писал. С другой стороны, к Тейтелю, у которого собиралась интеллигенция, ходил. На Татьянку рыбачить ездил. В «Самарской газете», судя по воспоминаниям Пешковой, атмосфера была веселая, с утра до ночи там куролесили журналисты.

— Женился Горький в Самаре?

Самара для Горького была лишь этапом. «Городок Окуров», пьесы, рассказы – это все больше про Нижний. Нижний он чувствовал. А Самары не чувствовал, не знал.

— В мае 1896 года он уехал в Нижний. С мая по август он переписывается с Екатериной Павловной, потом приезжает, и вечером 30 августа они здесь обвенчались в Вознесенским соборе на ул. Степана Разина и тем же вечером уехали в Нижний. По легенде, их венчал протоиерей Валериан Лаврский. Горький был отлучен от церкви за попытку самоубийства. Но Позерны, покровители Горького, договорились с Лаврским, и их тайно обвенчали.

— Какие отношения были у Горького с властью? Есть миф о том, что журналистом он был неудобным…

— Был такой завод чугуно-меднолитейный на улице Уральской (ныне братьев Коростелевых), принадлежавший некому Лебедеву. Горький написал в фельетоне о том, что станок раздробил мальчику палец, и заводчик, мол, негодяй. Фельетон, мне кажется, надуманный. В ответ Лебедев написал в «Самарскую газету», что заводчик не должен за каждым мальчиком смотреть. На раздувшего ситуацию Горького Лебедев не обратил внимания, заявив лишь, что не желает говорить с босяком, и обратился к редактору с требованием опровержения. Власть на Горького всерьез не смотрела, и серьезного противостояния не могло быть. Во многом это пренебрежение и озлобляло Горького. Никакого сознательного диссидентcтва тут не было. Мифом было и то, что он якобы состоял в марксистском движении. Пешкова утверждала, что с самарскими марксистами его ничто не связывало.

Литературное становление

— Была ли в Самаре какая-нибудь культурная жизнь, которая могла бы развить Горького как писателя?

— В этом смысле ему повезло. Все это было. Горький приехал в Самару к Позерну с рекомендательными письмами, а не пришел прямо с вокзала в «Самарскую газету», как это описано в воспоминаниях Ивановой. Ему уже было почти 30 лет, и он знал, куда ехал. Карл Карлович Позерн был адвокат высшего эшелона, он защищал интересы фон Вакано и вице-губернатора. Позерн организовал народные утренники для детей, любительский театр. У Позерна был салон, куда приезжали все знаменитые на то время гости. Ну, и Горький тоже бывал. Он там начал читать свои рассказы. Горький пожил на Москательной (сейчас Льва Толстого), ему там не понравилось — его устроили на Степана Разина, 126, где жил брат жены Позерна. Потом переехал на Дворянскую — его и тут всячески опекали. Правда, в данном случае Позерны заботились не столько о Горьком, сколько о протеже известного писателя Короленко. В Нижнем у Горького такого круга общения не было. Горького до Самары никто и на порог не пускал. Он же пытался к Толстому попасть! Не пустили. А здесь в Самаре начали пускать.

— Насколько значим «самарский период» в литературной биографии Горького?

— Свои знаменитые рассказы — «Старуху Изергиль», «Песню о Соколе», «Песню о Буревестнике» — он написал не здесь. В Самаре написаны фельетоны, «Вывод», «Ма-аленькая». Для творческой биографии важно, что он тут на многие вещи посмотрел извне. Вырвался из знакомой среды, попробовал быть литературным героем. Да и просто зарабатывал.

— Как много?

— Меньше, чем московские журналисты. Но на квартиру, на книги, на одежду хватало. Костюм он купил, а не взял поносить на свадьбу, как в легендах рассказывают.

— Можно ли сказать, что Самара стала прототипом провинциальных городов, которые описывает Горький в своих произведениях?

— Мне бы хотелось, чтобы это чувствовалось. Но он здесь сразу бросился писать. При этом писал о том, что к Самаре мало имеет отношения. Он приехал сюда уже с готовыми сюжетами, без жадности узнавания города. Самара для Горького была лишь этапом. «Городок Окуров», пьесы, рассказы — это все больше про Нижний. Нижний он чувствовал. А Самары не чувствовал, не знал.

— Приезжал ли Горький в Самару после того, как стал известным писателем?

— Он был здесь несколько раз. Например, в 1902 году. Его арестовали в Нижнем, выслали в Грузию. Какое-то время Екатерина Павловна была в Нижнем одна и на лето уехала в Самару. Сняла дачу в районе нынешнего ЗИМа. Горького освободили, и он приехал сюда, у него уже были больные легкие в то время. С женой он провел здесь лето, пил кумыс. Потом он приезжал сюда в 1934 году. Говорят, даже не выходил в город, с местными писателями встречался на пристани. Как известно, молодые писатели посылали Горькому свои «шедевры». Он всем отвечал. Ответил писателю Ананьину: «Пишете Вы плохо». Писатель эту строчку вырезал, а письмо сдал в горьковский музей. Оно исчезло, а уже после войны Ананьин эту вырезанную строчку отдал в заново открывшийся музей. Она у нас есть.

Автор: Илья Саморуков
Иллюстрации: архив музея им. Алабина
Версия для печати
Комментарии
Авторизоваться через: Вконтакте facebook twitter google yandex Mail.ru
Ваше имя:
Комментарий:
Код с картинки: