21

Мая

1913 — В Самаре открыта выставка японского искусства. У...

1969 — Куйбышевским областным судом был вынесен пригов...

1970 — Произошли массовые беспорядки в ИТК-7 и ИТК-16. Ито...

Ещё события 21 Мая

Дворянское гнездо Мусиных-Пушкиных – Гагариных
 

Всеми известная усадьба находится на грани полного разрушения

Автор: Павел ПОПОВ

На территории Самарской и Симбирской губерний исчезли сотни образцов усадебной архитектуры первой половины XIX века. На грани полного разрушения находится и всем известная усадьба князей Гагариных в 20 километрах от Сызрани в селе Заборовка. На данный момент создана комплексная программа возрождения усадьбы, разработана научно-проектная документация для реставрации барского дома и создания крупного музейного и рекреационного центра.

Сиятельные владельцы

В 1703 году землями по реке Крымзе владел некий Антипа Заборовский. По его фамилии и было названо село. Вместе с тем, существуют разные легенды о происхождении топонима «Заборовка». Приведем одно наиболее известное и интересное предание. Раньше селение окружал сосновый бор, в котором орудовали «лихие люди». И путники, проезжавшие через эти места, успокаивали друг друга, что «за бором опасность минует»... Так и пошло «за бором» — «Заборовка».

В 1708 году земли в Заборовке перешли к крупному государственному деятелю, петровскому любимцу, сенатору, послу в Париже и Копенгагене, председателю коммерц-коллегии графу Платону Ивановичу Мусину-Пушкину, которого, как известно, в 1740 году разжаловали за связь с «заговорщиком» Артемием Петровичем Волынским и «конфидентами», выступавшими против политики правления Анны Иоанновны и «бироновщины». Мусина-Пушкина приговорили к ссылке в монастырь и «урезанию языка», отобрали имения, но уже вскоре, с восшествием на престол Елизаветы Петровны, как и всех уцелевших «конфидентов», реабилитировали, а обширные поместья в селе Заборовка Сызранского уезда и селе Карлинском Сенгилеевского уезда вернули. Последние годы жизни Платон Иванович провел в Карлинском, в родовом имении своей жены Марфы Петровны Черкасской, где выстроил большую церковь, а в Заборовке не был ни разу и вел дела только через управляющего.

Следующим владельцем поместья в Заборовке стал сын Платона Ивановича — граф Иван Платонович, а после его смерти его брат Валентин Платонович Мусин-Пушкин, участник Русско-турецкой войны 1768-1774 годов, и уже главнокомандующий во время шведской кампании 1788-1790 годов. Граф Валентин Платонович хоть и не блеснул талантом полководца и слыл, по словам Екатерины II, «сущим болваном», но получил после шведской войны золотую шпагу, орден Св. Владимира I степени и алмазы к Андреевской звезде, а в 1797 году звание генерал-фельдмаршала. При Екатерине были подтверждены права Валентина Мусина-Пушкина и его жены Прасковьи Васильевны Долгоруковой на владение усадьбами, в том числе и заборовской. Валентин Платонович за свою жизнь, как и его отец, так никогда и не посетил поместье в Заборовке.

Земли в Заборовке в 1804 году унаследовал сын фельдмаршала — Василий Валентинович Мусин-Пушкин, который состоял как обер-шенк при императорском дворе и некоторое время служил посланником на Сицилии и в Неаполе. Первым браком он был женат на дочери московского генерал-губернатора Екатерине Яковлевне Брюс (после женитьбы он присоединил фамилию жены к своей и гордо именовался не иначе как Мусин-Пушкин-Брюс). Василий Валентинович застал золотое для дворянства время. Он не утруждал себя государственной службой, вел легкую, красивую столичную жизнь. Бесконечные балы, литературные салоны, торжественные приемы, театральные премьеры, участие в масонских ложах — вот его скромный удел.

Граф Василий Валентинович Мусин-Пушкин был заметным и активным масонским деятелем — Великим мастером Великой ложи «Астреи» с численностью членов около 1500 человек. Эта ложа по своему влиянию соперничала тогда со знаменитой Провинциальной ложей. Входил и в Симбирскую ложу «Ключа к добродетели».

Василий Валентинович в Петербурге поддерживал близкую дружбу с сенатором и шталмейстером двора Великой княгини Екатерины Павловны в Твери князем Иваном Алексеевичем Гагариным. Гагарин был большим поклонником искусств и стал одним из создателей общества поощрения художников вместе с Кикиным и Дмитриевым-Мамоновым. Одной из многочисленных заслуг этого общества в 20-х годах XIX века было финансирование учебы братьев Брюлловых в Италии. Как знать, если бы не помощь общества, то возможно мы бы никогда не увидели уникальных картин Брюлловых, в частности, великое полотно Карла Брюллова «Последний день Помпеи».

Страстное увлечение театром, русской литературой и живописью стало для Василия Валентиновича даже своего рода профессией. Известно, что с 1803 года он являлся главой репертуарной комиссии. Был знаком с Пушкиным. В 1835 году он стал председателем Императорского общества поощрения художеств, созданного его другом князем Гагариным. В этот период Мусин-Пушкин-Брюс тайно влюблен в бывшую крепостную актрису, а ныне звезду столичной сцены Нимфодору Семеновну Семенову (сестру актрисы Екатерины Семеновой) и после смерти первой супруги женился на актрисе. От этого брака родились три дочери: Прасковья, Екатерина и Елизавета. Начиная с 1812 года, Мусин-Пушкин часто приезжает в Заборовку и живет в небольшом одноэтажном деревянном барском доме, руководит всеми делами поместья лично, слывет «крестьянским меценатом», помогая отдельным нуждающимся крестьянским семьям, и много жертвует на нужды Златоустовской церкви в селе.

Капустная столица

1812 год — стал поворотным в судьбе русской сельской усадьбы. Полковник Александр Липинский в статистическом очерке 1868 года по Симбирской губернии писал: «Тяжелый для России 1812 год содействовал увеличению сословия местного богатого дворянства. В это время из Москвы и других мест России прибыло на жительство в Симбирскую губернию множество дворянских семейств, из которых одни ехали сюда в свои отдаленные и никогда, может, не посещавшиеся поместья, другие же, привыкнув к новым местам, покупали земли, строились и оставались навсегда. Стремительному увеличению богатства местных дворян в первой трети XIX века содействовали такие основные факторы — хорошие урожаи пшеницы, овса и знаменитого симбирского проса (в народе Сызранский уезд часто называли „просяным“), повышенные потребности воюющей армии в продовольствии и фураже, послевоенная разруха в западных и центральных губерниях Империи и, как следствие, взлет цен на зерно». Помимо возделывания зерновых культур в Сызранском уезде Симбирской губернии, начинает бурно процветать овощеводство, которое также дает огромный доход. Еще в 80-х годах XX века известный краевед и почетный гражданин города Сызрани Борис Дедков обнаружил интересные сведения, согласно которым Заборовка упоминается как центр по выращиванию капусты. Заборовская капуста пользовалась огромным успехом на рынках губернии и далеко за ее пределами. За капустой и семенами в село постоянно приезжали торговцы и землевладельцы. Если Сызрань считают помидорной столицей, то Заборовку вполне можно было называть столицей капустной.

В итоге, как отмечает Липинский, «симбирское крупнопоместное и среднепоместное дворянство в 20-30-х годах XIX века совершенно выделилось из массы местного населения, не только по своим политическим правам, полученным во второй половине XVIII века, но и своими огромными материальными средствами». Именно в это время в Сызранском уезде начинается массовое строительство богатых барских усадебных домов. В первой трети XIX века в ходу был такой анекдот, впервые опубликованный в книге «Начертание художеств» в 1808 году: «Один русский художник чертил план здания для зажиточного помещика и несколько раз перечерчивал, ибо помещик находил тут худой вид кровли, там столбы не хороши. — Да позвольте вас спросить, — говорит зодчий, — какого чина или ордера угодно вам строение? — Разумеется, братец, — ответствовал помещик, — что моего чина, штабского, а об ордене мы еще подождем, я его пока не имею. Тут зодчий увидел, что ведет дело с невеждой упрямой и тщеславной».

Авторская работа

Судя по всему, еще при жизни графа Василия Мусина-Пушкина-Брюс в конце 1820-х годов был заказан проект нового дома барской усадьбы в Заборовке. Автор проекта доподлинно неизвестен. Но в 1947 году архитекторы Куйбышевской архитектурно-проектной мастерской посетили здание усадьбы и выдвинули гипотезу, что проект дома помещичьей усадьбы, вероятно, был составлен знаменитым в России и Симбирской губернии архитектором Михаилом Петровичем Варенцовым-Коринфским. В Симбирской губернии Варенцовым-Коринфским в 1820-х годах были спроектированы Кафедральный Троицкий собор, Дом Трудолюбия, Дом Удельной конторы в Симбирске и другие здания гражданского назначения. В 1825 году за свой проект Троицкого Соборного храма в Симбирске Варенцов-Коринфский был удостоен почетного звания назначенного академика Академии Художеств. Многочисленные постройки, в том числе усадебные дома, по проектам этого архитектора в Казанской, Нижегородской, Пензенской и Симбирской губерниях были тогда хорошо всем известны. В Симбирской губернии Варенцов-Коринфский был знаком практически с каждым помещиком и дворянином. Этим он обязан, прежде всего, своей должности секретаря Симбирского губернского Дворянского собрания, в которой состоял в период с 1823 по 1832 годы. В 1832 году Варенцов-Коринфский перебрался в Казань, но связей с Симбирском никогда не терял. В Симбирской губернии вырос его сын Аполлон Михайлович Коринфский, работавший уездным судьей в городе Корсуни. Здесь же любовался чудесными корсунскими и сызранскими пейзажами не менее известный внук архитектора — поэт Аполлон Аполлонович Коринфский.

Генерал-майор и князь Иван Алексеевич Гагарин (не путать с другом Мусина-Пушкина, петербургским сенатором и князем Гагариным, умершим в 1832 году) владел землями в Нижегородской губернии и водил дружбу с Мусиным-Пушкиным по симбирской масонской ложе «Ключа к добродетели», проводившей свои таинственные собрания в гроте усадьбы Бестужевых в Симбирском уезде Симбирской губернии. В селе Заборовке молодой нижегородский помещик и князь Иван Алексеевич Гагарин познакомился с дочерью графа Мусина-Пушкина от актрисы Нимфодоры Семеновой — с Прасковьей Васильевной и вскоре женился. От этого брака родились сыновья — Николай и Иван, а также дочь Прасковья.

На своего зятя князя Гагарина граф Мусин-Пушкин возлагал большие надежды, так как не имел сыновей, но перед смертью в апреле 1836 года в Москве завещал все свое имущество вместе с заборовской усадьбой горячо любимой жене — актрисе Семеновой. Теща Гагарина Семенова так и не передала в приданое своей дочери усадьбу в Заборовке, а, как ни странно, выгодно продала её молодой семье. Согласно документам, сделка купли Гагариным у своей тещи Семеновой заборовской усадьбы состоялась в 1837 году. Хотя еще при жизни Мусина-Пушкина и уже сразу после свадьбы нижегородского помещика Гагарина и Мусиной-Пушкиной в начале 1830-х годов началось строительство нового усадебного комплекса на месте старого деревянного дома, где самое активное участие в финансировании и руководстве строительными работами принимал князь Иван Алексеевич.

В 1870-х годах здание усадьбы расширялось и перестраивалось, в частности, со стороны пруда под контролем губернского архитектора Александра Анисимовича Белоусова был надстроен третий этаж с широкими балконными галереями с колоннами и открытыми боковыми террасами. Открытые балконные галереи были настолько широкие, что, по воспоминаниям современников, позволяли детям свободно кататься по ним на велосипедах. Дом усадьбы представлял собой характерное для эпохи архитектуры классицизма здание. Виды на усадьбу при подъезде к ней, вид из дома на внешний мир осмысляются как связь единичного и общего, космоса и мира человека. Природа ни в одном из великих стилей ни ощущается в таких грандиозных размерах и в таком взаимодействии с человеком как в культуре романтизма и архитектуре классицизма. Здесь человек выступает невольным сотворцом, привносящим классическую гармонию в разумный хаос природы. Известный исследователь Торопов писал, что замечательной особенностью лучших русских усадеб является их связь с природным пейзажем.

Усадебный быт

Дом усадьбы Гагариных стоял не на ровном месте, но и не на самой вершине холма, открытой ветрам. Он возвышался на склоне так, что с одной стороны, он казался стоящим на ровном месте и был двухэтажным, а с другой стороны дома с трех этажей открывался вид со склона холма на спуск к пруду и далекие горизонты полей. С левой стороны здания располагался нерегулярный, эклектичный парк. С правого торца — парадный вход в здание — классический треугольный фронтон на четырех дорических колоннах и сад с огородом. Рядом с усадьбой находился Златоустовский храм, от которого сейчас остался только фундамент, поросший бурьяном. Попадая в дом усадьбы через парадный вход, мы оказывались в передней, за которой находились лестницы на второй и третий этажи в кабинет хозяина и спальни, «верхние покои» с «девичьей», детскими и комнатами для прислуги и гувернанток, а на первом этаже начинался длинный глухой коридор, заканчивающийся массивной дверью в парадные залы, разделенные арками или дубовыми дверьми. В непраздничные и неприемные дни парадные комнаты обычно запирались на ключ. Обстановка парадных была более чем простой.

Исследователь Ильин писал о сельских усадьбах: «Взору представали упрощенные формы и детали или гладкие плоскости ничем не украшенных стен, порождавшие известный провинциализм с его несуразным соединением тех или иных элементов интерьера. С одной стороны, он раздражал несовершенством исполнения, с другой — в нем сказывались черты особого и своеобразного понимания форм архитектуры классицизма, наивность, сопряженная с непосредственностью».

В простенках между окнами висели зеркала, на стенах несколько картин, оставшихся от последнего графа Мусина-Пушкина, на специальных пьедесталах стояли итальянские вазы и скульптуры, вероятно, также купленные графом во время службы в Италии. С 1925 года в фондах Сызранского городского краеведческого музея хранится итальянская коллекция из заборовской усадьбы: скульптура Юноны из белого мрамора (высота 89 см), мраморная ваза (высота 94 см), бюст мальчика (высота 39 см) и скульптура молящегося мальчика (высота 70 см) работы мастера Луиджи Тамполони.

В парадных можно было увидеть маленькие круглые столики и этажерки с цветами, большой круглый стол и ряды неудобных, кряжистых стульев и кресел. Здесь же стояли пианино, большой дубовый шкаф и софа, набитая ореховой шелухой. Стены были без обоев и окрашены светлой желтой «вохрой». В этих залах князь Иван Алексеевич Гагарин принимал гостей.

У Гагарина часто бывали губернские и уездные предводители дворянства: статский советник князь Михаил Петрович Баратаев, генерал-майор Григорий Васильевич Бестужев, поручик, позже штабс-капитан и председатель Сызранского уездного земского собрания Вадим Николаевич Насакин, а также статский советник Сергей Николаевич Амбразанцев, помещики Александр Михайлович и Петр Михайлович Языковы и их известный брат — поэт Николай Михайлович Языков. Посещал князя и поэт, переводчик, сотрудник архива МИДа в Москве Михаил Александрович Дмитриев (племянник поэта Дмитриева). Из женщин частой гостьей стала образованная, с хорошим вкусом дама и коллекционер старинных книг Софья Александровна Перси-Френч (урожденная Киндякова) с дочкой Кэтлин. Софья Александровна постоянно пыталась склонить князя вплотную заняться разбивкой правильного регулярного парка, построить оранжерею, но Иван Алексеевич Гагарин и слышать об этом не хотел. Его страстью был только огород, где он, подобно императору Диоклетиану, любил уединяться и выращивал знаменитую заборовскую капусту. Возможно, именно глядя на Гагарина, М. А. Дмитриев записал: «Многие помещики, живя в деревне, увлекаются садоводством или огродничеством, находя в этом, помимо всего прочего, полезное отвлечение от хозяйственных забот и приближение к природе. Ведь душа требует не дохода, а живых впечатлений».

Живых впечатлений князь Гагарин искал всюду. Сотрудники Сызранского городского краеведческого музея уже более 50 лет рассказывают такую историю: «Забавы ради князь И. А. Гагарин в воскресный день после церковной службы устроил под балконом своего особняка «бега» с участием юной заборовской красавицы Насти и пожилого крестьянина по прозвищу Карась. И поставил такое условие: «Догонишь Настю — возьмешь её в жены. А ты, девка, если не хочешь за него идти, старайся, беги». Бросилась Настя бежать, что есть силы: не нравился ей Карась, жених у неё был, молодой парень. Но не повезло девице — на полпути развязалась обтока у лаптя, наступила она на неё и упала. Карась настиг Настю и подвел её напуганную к балкону. Посмотрел князь на Настю и сказал: «Ладно, быть по сему, бери её в жены, только пусть сегодня ночью приходит «пятки чесать» (намек на «право первой ночи»).

Конец блистательного века

После отмены крепостного права началось медленное увядание усадьбы. Если до реформы 1861 года у Гагарина было почти 10 000 десятин земли, более чем 1 500 крепостных душ и две мельницы на реке Крымзе, то теперь больше трети земель оказалась выкуплены или розданы в бесплатные «четвертные наделы», а на остальных землях трудились наемные работники под контролем приказчика крестьянина-старообрядца Шибанова — деда известнейшего антиквара и владельца книжных лавок в Самаре и Москве Петра Васильевича Шибанова.

Во второй половине 1860-х годов И. А. Гагарин избирался гласным Сызранского уездного земского собрания. Умер князь в 1878 году и оставил усадьбу в наследство старшему сыну Николаю. Князь Николай Иванович увлекался лошадьми и охотой. Задумав открыть конный завод в селе, он несколько раз закладывал и перезакладывал имение. Завод Николай построил и открыл, но оказался в такой безвыходной финансовой ситуации, что был вынужден распродать оставшиеся усадебные земли окрепшим крестьянским хозяйствам фермерского типа — семействам Медниковых, Верховых и Кулагиных. Сын князя Николая — Александр Николаевич получил в наследство уже не усадьбу, а только дом, сад и парк. Фактически усадьба потеряла свою экономическую значимость и превратилась в дачу, как и большинство помещичьих имений, не вставших «на новые капиталистические рельсы». Князь Александр Николаевич дослужился лишь до звания ротмистра и работал простым земским начальником 5 участка Симбирского уезда в Сурской, Аргашской и Большеберезниковской волостях. В усадебном доме практически не бывал. Последними владельцами дома усадьбы до 1917 года, по сведениям сызранского исследователя Сергея Зацарицинного, были три дочери князя — Мария Александровна Гагарина, Наталья Александровна Скаржинская и Александра Александровна Мытник.

С 1918 года особняк в бывшем имении занимали волостной исполнительный комитет (ВИК) и местная организация комсомольцев из 48 человек. После начала войны с «помещичьей Польшей» в 1920 году по комсомольскому призыву все молодые ребята отправились на фронт. Весной 1929 года здание усадьбы заняло правление колхоза «Авангард» под председательством Авраменко. По окончании Великой Отечественной войны в бывшем особняке Гагариных был открыт детский дом. В 1960-е годы бывший барский дом использовался Объединенным колхозом имени В. И. Чапаева, а в 1979 году был передан психоневрологическому диспансеру. После закрытия диспансера в 2005 году усадьба пустует.

Надежда на возрождение

Дом князей Гагариных в Заборовке был признан памятником архитектуры областного значения постановлением Совета Министров РСФСР от 30 августа 1960 года, а решением Куйбышевского облисполкома от 19 ноября 1966 года его статус был подтвержден.

В 2009 году под руководством Юрия Антимонова была сформулирована общая концепция реставрации дома усадьбы и создания на его основе туристско-рекреационного комплекса «Усадьба князей Гагариных». В 2010 году началась разработка технического задания. В 2011 году министерство строительства Самарской области профинансировало разработку научно-проектной документации для реставрационных работ, которую выполнила инженерная компания ООО «Парекс».

В усадебном доме князей Гагариных предполагается проведение реставрационных работ, размещение в нем постоянных и временных музейных экспозиций, смотровой площадки с фито-баром и vip-номеров с интерьерами стилизованными под первую половину XIX века. На открытых галереях 3 этажа будет устроена обзорная площадка с местами для проведения чаепитий.

К новым зданиям относятся: гостиничные корпуса разной вместимости, развлекательный корпус со столовой, SPA-центр, хозяйственный корпус. Новые сооружения также расположены вдоль береговой линии пруда: беседки, места для пикников с барбекю, причалы. Два магнита притяжения (общественные здания: развлекательный корпус и SPA-центр) и пешеходная связь между ними обеспечивает интенсивное использование территории комплекса. Предусматривается сохранение существующих деревьев и посадка новых вдоль дороги и на территории ТРК. Здесь должны быть запроектированы малые архитектурные формы (скамьи для отдыха, уличное освещение и ночная подсветка), цветники, газоны, также предусмотрено размещение площадки для металлических контейнеров для сбора бытового мусора Пруд предстоит очистить. Предусмотрена организация двух пляжей.

Надеемся, что в ближайшие годы Дом усадьбы Гагарина обретет новую жизнь, а туристско-рекреационный комплекс в селе Заборовка примет первых отдыхающих.

Версия для печати
Комментарии
Авторизоваться через: Вконтакте facebook twitter google yandex Mail.ru
Ваше имя:
Комментарий:
Код с картинки: