18

Ноября

1928 — 15-19 ноября в Самаре проходило I областное совещан...

1942 — При перелете из Молотова (ныне Пермь) у села Ново-...

1991 — Областное управление КГБ провело операцию по обе...

Ещё события 18 Ноября

Храм Преподобного Сергия Радонежского в Чапаевске
 

Построенная за несколько лет церковь стала одним из самых богатых в декоративном отношении храмом в Самарской губернии. И это несмотря на то, что строительство шло в непростые для страны годы – 1916-1918 гг.

Автор: Армен Арутюнов, фото автора

Многие (если не большинство) жители Самары при упоминании Чапаевска в первую очередь вспоминают расположенные там военно-промышленные предприятия и плохую экологию. Действительно, Чапаевск, еще до того, как получил это название, был крупнейшим производителем взрывчатых веществ в Российской империи и снабжал ими фронт во время Первой мировой войны. На строящемся Сергиевском Самарском заводе взрывчатых веществ было принято решение о возведении церкви Преподобного Сергия Радонежского. Построенная за несколько лет церковь стала одним из самых богатых в декоративном отношении храмом в Самарской губернии.

С семьей Романовых связаны два храма: в Чапаевске и в немецком городе Дармштадте. Немецкий храм возводился по повелению императора Николая II и его супруги, покровителем же Сергиевского Самарского завода взрывчатых веществ являлся великий князь Сергей Михайлович Романов – сын Михаила Николаевича, внук императора Николая I. В связи с этим завод и получил имя Сергиевского, а храм был построен имени небесного покровителя великого князя – Преподобного Сергия Радонежского

 

Проект храма был разработан Дмитрием Александровичем Вернером – самарским зодчим, ставшим главным архитектором завода. Начатое в 1916 году строительство продолжалось вплоть до 1918 года, несмотря на все потрясения, переживаемые страной в тот период. Церковь построена в «модернизированном» неорусском стиле, сочетающем в себе формы русского зодчества XVI-XVII веков и элементы стиля модерн, в котором работал архитектор с начала ХХ века. При проектировании храма Вернер, вероятнее всего, использовал и свой нижегородский опыт строительства храмов. Церковь приюта Кутайсовой и храм Сергия Радонежского имеют много общего. Кроме того, несомненное влияние на зодчего во время строительства обоих сооружений оказало творчество архитектора Леонтия Бенуа и художника Виктора Васнецова. В частности, исследователи сравнивают чапаевский храм с церковью Св. Марии Магдалины в немецком городе Дармштадте – родном городе императрицы Александры Федоровны. В особенности следует отметить сходство входной группы – колонн и фронтона с мозаичным панно.

Оба храма, и дармштадский, и чапаевский, связаны с семьей Романовых.

Немецкий храм возводился по повелению императора Николая II и его супруги, покровителем же Сергиевского Самарского завода взрывчатых веществ являлся великий князь Сергей Михайлович Романов – сын Михаила Николаевича, внук императора Николая I. В связи с этим завод и получил имя Сергиевского, а храм был построен имени небесного покровителя великого князя – Преподобного Сергия Радонежского.

Строительство церкви продолжалось даже в 1919 году. Поэтому Храм Сергия Радонежского в Чапаевске можно считать одним из последних зданий, построенных в стиле модерн в России.

Материалы для строительства церкви поставлялись со всей империи. Архитектор Вернер тщательнейшим образом отбирал поставщиков. Часть отделочных работ и поставка цементных римских плиток, к примеру, была поручена Торговому дому Франца Матеюнаса из Оренбурга. Керамика для отделки фасада заказывалась у различных фирм. Использовалась абрамцевская керамика, плитка немецкой компании Виллеруа и Бох, напольная плитка харьковского завода Бергенгейма, а иконостас, который так и не был выполнен из-за военного времени, заказывался у знаменитого Товарищества фарфоровых и фаянсовых изделий М.С. Кузнецова в Москве.

Поражает своим убранством фасад храма. Для его облицовки использовался известняк, облицовочные кирпичи цвета золотистой охры, изразцы, майоликовые вставки и пояса с цветочным орнаментом, фасадная плитка и глазурованные кирпичи. Кроме того, по всему периметру фасада расположены майоликовые панно с изображением святых, херувимов, а также христианских символов («орудия пытки Христа», Скрижали Завета, «всевидящее око»). Кроме того, по всему периметру располагались изразцы с изображением герба Романовых.

На фронтоне над центральным входом находится огромное майоликовое панно, изображающее Сергия Радонежского, благословляющего Дмитрия Донского. Панно это выполнено с картины Александра Новоскольцева (1853-1919) «Святой Сергий благословляет Дмитрия Донского на битву и отпускает с ним двух иноков».

Несмотря на войну, революцию 1917 года, смену власти, сокращение сроков и расходов на строительство церкви, Вернеру удалось осуществить большую часть задуманного. Осенью 1918 года он покинул завод и уехал в Омск. В книге «Модерн в архитектуре Самары» Ваган Каркарьян называет церковь «лебединой пеней, последним вздохом умирающего – не только самарского, но и русского модерна». Действительно, строительство церкви продолжалось даже в 1919 году, поэтому его можно считать одним из последних зданий, построенных в стиле модерн в России.

В 1920-х гг. церковь была закрыта. Купола и кресты были сняты, а здание приспособлено под различные учреждения. Так, в разные годы здесь находился продовольственный склад, Дом обороны, а затем Дом пионеров. Керамические гербы Романовых были сбиты по всему периметру. Чудом сохранился лишь один из них. Мозаичные панно замазали цементом, а в майоликовое панно над входом вбита вывеска Дома пионеров. По словам реставраторов, работавших на здании в 2000-м, утрачено около 50% керамики. В конце 1980 – начале 1990-х гг. церковь взята под охрану, а в 1995-м ей присвоен статус объекта культурного наследия федерального (общероссийского) значения. Началась постепенное восстановление храма, сначала силами добровольцев, а затем и профессиональных реставраторов. Процесс реставрации продолжается и по сей день.

Дмитрий Александрович Вернер родился в 1973 году. Место его рождения и смерти до сих пор является предметом споров. Одни исследователи утверждают, что он родился в Самаре, другие – в Орле. Детство будущего архитектора прошло в Самаре. Семья Вернеров владела зданием на улице Саратовской (Фрунзе) – ныне один из домов музея-усадьбы Алексея Толстого. Дом был продан отчиму писателя Бострому в 1899 году. Молодой Вернер учился в самарском реальном училище, а затем продолжил обучение в Институте гражданских инженеров в Петербурге. По окончании института, в 1896 году, Вернер направляется в Нижний Новгород, где поступает на службу в строительное отделение нижегородского губернского правления. С Нижним Новгородом связано начало карьеры архитектора. Там он прожил 10 лет. За это время им построено множество зданий, а в начале ХХ века становится видна тяга зодчего к новому в то время стилю – модерну, в котором он работает вплоть до революции 1917 года. С нижегородским периодом связаны и первые опыты архитектора в церковном зодчестве. В 1902 году Вернер проектирует и строит церковь приюта Кутайсовой – пятиглавый храм в неорусском стиле.

В конце 1900-х гг. Вернер приезжает в Самару. С 1910 по 1914 год он занимает пост главного архитектора города. Здесь им строятся такие известные самарцам здания, как особняк Общественного собрания (музея ПУРВО), особняк братьев Матвеевых (Молодогвардейская, 69), доходный дом Егорова-Андреева (Некрасовская, 61), Новотроицкий торговый корпус (универмаг «Юность»), особняк Владимира Фон Вакано на улице Шостаковича и др. Параллельно Вернер ведет наблюдение за строительством зданий в Бузулуке, много занимается частной практикой. В 1914 году Вернер увольняется с поста главного архитектора, а в 1915 перебирается в Иващенково (Чапаевск), где становится главным архитектором на строящемся заводе взрывчатых веществ. Кроме заводских зданий и жилых построек для рабочих завода Вернер проектирует и строит церковь Преподобного Сергия Радонежского и начинает строительство Народного дома. Революция 1917 года прерывает карьеру архитектора в Иващенкове. В 1918 году зодчий уезжает в Омск, где работает сначала при правительстве Колчака, а затем, после установления советской власти, занимает должность начальника отдела благоустройства Омска. Там им была начата работа по проектированию города-сада, которая так и не была завершена. Упоминания о Вернере в Омске имеются до 1924 года. Дальнейшая судьба архитектора исследователям неизвестна.

 
Источник фото golema.livejournal.com Версия для печати
Комментарии
Авторизоваться через: Вконтакте facebook twitter google yandex Mail.ru
Ваше имя:
Комментарий:
Код с картинки: