19

Августа

1859 — В городе Самаре открыта женская гимназия.

1869 — 19 августа родился Михаил Иванович Аккер (1869- 1944гг....

1906 — 19 августа родился Гурьянов Емельян Филимонович (1...

1927 — Малый Совнарком РСФСР принял решение об учрежден...

Ещё события 19 Августа

Революционные события начала XX века
 
11.11.2016
Как и во всей стране, в конце XIX века в Самарской губернии шло развитие торговли и промышленности. Промыслами было занято более 100 тысяч крестьян. Возникло 160 купеческих фабрик и заводов, в том числе, в самой Самаре 2 мыловаренных, 5 поташных, 2 клеевых завода и др. Губерния стала крупным районом производства товарного хлеба и другой сельскохозяйственной продукции. В деревне шел процесс классовой дифференциации крестьянства, с каждым годом углублялись антагонистические противоречия между кулачеством, бедняками и батраками.

Автор:

Петр Серафимович Кабытов, доктор исторических наук, заведующий кафедрой, первый проректор СамГУ, профессор

Надежда Николаевна Кабытова, доктор исторических наук, профессор кафедры Российской истории СамГУ

 

Самара. Русский торгово-промышленный банк.Открытка. 1906 год

Развитие торговли, промышленности и транспорта сопровождалось крупными финансовыми операциями. В Самаре открылись отделения Государственного, Волжско-Камского, Дворянского, Донского земельного банков, контора Волжского банкирско-коммерческого банка, ссудно-сберегательное товарищество. Открыли в губернии свои отделения и 15 страховых обществ. Капитализм, хотя еще и опутанный многочисленными остатками крепостничества, набирал силу. Развитие капитализма в начале XX века играло большую роль в экономическом прогрессе губернии и в формировании финансового капитала.

С  начала XX века конфликт общества и власти приобрел зримые очертания. Выступления студентов, рабочих стали привычным явлением. Разворачивали антиправительственную агитацию либералы и революционеры, поддерживаемые "обществом". Террор, наиболее значительным проявлением которого стало убийство 15 июля 1904 г. министра внутренних дел В.К.Плеве, захлестывал Россию. Попытки властей остановить политические убийства оказались безуспешными. "Общество", интеллигенты, предприниматели, студенты сочувствовали террористам. Неудачная война на далеком Востоке, несогласованная правительственная политика, апатия консерваторов и энтузиазм либералов и революционеров свидетельствовали: "неладно что-то" в Российской империи. 9 января 1905 г. "распалась связь времен". На два с половиной года страну объяла смута, анархия, революция.

В  начале XX века в политическом реестре Российской империи Самарская губерния значилась среди спокойных. В губернском городе, по отзыву известного либерала Д.Д.Протопопова, "царил глубокий сон". В нем не было даже паспортного стола, и сюда ссылали либералов и революционеров, так что среди служащих земства их оказалось едва ли не треть, благо местные власти не досаждали им строгим надзором, а многим покровительствовали. Так, сосланный в Самару А.К.Клафтон, будущий лидер кадетского комитета, снискал доверие губернатора А.С.Брянчанинова, его жены, уездного предводителя дворянства графа Толстого и секретаря уездной управы Реутовского, хлопотами которых он, для получения чина, был определен в канцелярию уездного предводителя дворянства, где только числился. Работал же и получал зарплату в губернской земской управе, в которой позднее с высокой помощью стал секретарем.

Самарские либералы, среди которых выделялись А.Н.Хардин, А.Г.Елшин, А.А.Бастром, до конца 1904 г. ограничивались беседами в узком кругу и участием в семейно-педагогическом кружке, обществе взаимопомощи учителей и т.п.

 

Самарские либералы, среди которых выделялись А.Н.Хардин, А.Г.Елшин, А.А.Бастром, до конца 1904 г. ограничивались беседами в узком кругу и участием в семейно-педагогическом кружке, обществе взаимопомощи учителей и т.п. Разрозненные сторонники "Союза освобождения" никак не могли сплотиться. Много активнее были социал-демократы и эсеры. Первые в 1900 г. создали немногочисленную группу содействия "Искре", в 1902 г.  –  комитет РСДРП, а осенью 1903 г. – Восточное бюро ЦК РСДРП. Социал-демократы, в большинстве своем зеленая молодежь, Р.Н.Дмитриев, П.П.Кузьмин, Б.И.Николаевский, главные усилия направляли на кружковую пропаганду среди рабочих и распространение прокламаций.

Самарская  группа эсеров, также основанная из молодежи (М.А.Веденяпин и др.), оформилась в 1902 г., а в январе 1904 г. преобразовалась в комитет. Эсеры создавали немногочисленные кружки рабочих, учащихся, народных учителей, крестьянские "братства" в селах, издавали и распространяли прокламации.

Зимой и весной 1905 г. многочисленные стачки, почти все исключительно экономические, стали обыденным явлением жизни губернского города, спорадическими – уездных городов и промышленных сел. Их объявляли рабочие мелких предприятий, разнообразных мастерских, грузчики, приказчики, модистки, официанты, служащие, учащиеся.

 

Каких -либо крупных выступлений в губернии до 1905 г. не было. "Общество" заволновалось с началом русско-японской войны. В ноябре-декабре 1904 г., в связи с сорокалетием судебных уставов, либералы вместе с радикально настроенной интеллигенцией во многих городах России устраивали банкеты, на которых принимали адреса о необходимых преобразованиях. Самарские купцы вначале побаивались: "А что если нас за банкеты, да и в Сибирь сошлют? Нет, лучше уж не ходить", – но потом решились. На банкете 17 ноября, после того как самарское "общество" хорошо подкрепилось, была принята резолюция о созыве Учредительного собрания, прекращении войны, амнистии политическим заключенным. Наутро многие ездили вычеркивать свои подписи под резолюцией.

Известие  о петербургской трагедии 9 января 1905 г. в Самару пришло на следующий день. Поскольку газетные сообщения были предельно скупыми, по городу ходили самые невероятные слухи. Революционеры в многочисленных листках призывали граждан Самары к неповиновению, к стачке протеста. По образному выражению либеральствующего "Самарского курьера", Самара "зажила чисто вулканической жизнью", все ждали необычайных, крупных событий. Встревожены были и местные власти. Втрое против обычного (на 240 человек) были увеличены казачьи патрули, которым приказали содержать оружие в полном порядке. Подняли на ноги полицию, которая арестовывала зачинщиков".

Заметным  явлением стала общегородская стачка рабочих 18-24 января. Первыми в знак сочувствия питерским рабочим бросили работу типографы "Самарской газеты", никаких требований владельцу типографии они не предъявили. К вечеру этого же дня к стачке присоединились некоторые рабочие железнодорожных мастерских. На улицах собирались толпы людей, разъезжали отряды конной полиции. Власти, от греха подальше, приказали закрыть пивные. На другой день на крупных и средних предприятиях шли собрания, избирались представители для переговоров, выдвигались такие же экономические требования, как в петиции петербургских рабочих.

Городская  администрация не на шутку встревожилась. В городе было расклеено обращение вице-губернатора В.Г.Кондоиди, в котором он заявлял, что забастовка началась "может быть" происками японцев и служит их интересам. Он предостерегал бунтовщиков от насильственных действий, угрожая репрессиями, вплоть до применения военной силы. Администрация потребовала от предпринимателей пойти на максимум уступок. Под нажимом властей вначале владельцы типографий, а затем и многие другие предприниматели обязались удовлетворить часть требований рабочих. Это был первый случай крупной уступки предпринимателей Самары. Во многом благодаря действиям властей события в городе протекали мирно, и 24 января стачка прекратилась.

Зимой  и весной 1905 г. многочисленные стачки, почти все исключительно экономические, стали обыденным явлением жизни губернского города, спорадическими – уездных городов и промышленных сел. Их объявляли рабочие мелких предприятий, разнообразных мастерских, грузчики, приказчики, модистки, официанты, служащие, учащиеся. 

Консерваторы – обыватели, люмпены, которых именовали "черносотенцами", – организовывались для борьбы с "бунтовщиками" и "студентами". "Общество" волновалось. По городу упорно ходили слухи, что на Пасхальную неделю будут громить евреев и интеллигентов.

 

Потрясения  побуждали к сплочению приверженцев существующего строя, тех, кто ранее лишь исправно исполнял приказания власть предержащих. Большинство жителей Самары и губернии жило заветами старины, верило в бога, царя, начальство, опасаясь смуты, которая нарушала привычный прочный мир, грозила неисчислимыми бедами. Они страдали от последствий анархии. Это был тот устой, которым держался российский порядок. Консерваторов Самары возглавляли губернский предводитель дворянства А.А.Чемодуров, человек волевой и деятельный, и В.Г.Кондоиди. Консерваторы – обыватели, люмпены, которых именовали "черносотенцами", – организовывались для борьбы с "бунтовщиками" и "студентами". "Общество" волновалось. По городу упорно ходили слухи, что на Пасхальную неделю будут громить евреев и интеллигентов.

Весной, с началом полевых работ, волнения перекинулись в деревню. Во всей своей необъятности поднимался коренной, земледельческий, российский вопрос. Из Бугурусланского уезда 16 марта 1905 г. докладывали, что "настроение крестьян нехорошее", они недовольны войной с Японией, называют начальников ворами и изменниками, а земских начальников дармоедами, говорят, что на войну берут крестьян, у которых земли мало, а помещиков не берут, предсказывают, что "скоро будут бить студентов и вообще всех образованных за то, чтобы они не бунтовали против веры христианской и не шли против царя". По справедливости, говорили крестьяне, обрабатываемая ими земля должна была принадлежать им, крестьянам, так как они уже заработали ее. За землю, которой они не владеют как собственностью, их дети, братья, родственники проливают теперь кровь на войне с Японией, а между тем, Самариных, как и вообще людей, обладающих таким огромным количеством земли, как например, Аржановы, Шихобаловы и пр., на войне нет.

Настанет, наконец, время, утверждали крестьяне, когда они, не спрашиваясь разных Самариных, сами запашут землю их и будут пользоваться наравне с ними. В течение весны в губернии произошло 40 случаев самовольного пользования выгонами, покосов трав и порубок леса. Такое, замечал губернатор Д.И.Засядко, бывало и в прежние годы, но крайне редко и глубоко таилось; теперь же самоуправства совершались открыто, число участников в них много больше и держали они себя вызывающе, угрожая в случае противодействия им жечь усадьбы или прибегать к другим видам мести. Своеобразно организующим началом явилась община: на сельских сходах обсуждался план будущих действий, все вместе косили на помещичьих лугах, предъявляли требования от имени мира. Губернские власти предпочитали улаживать столкновения в деревне. Войска, чаще всего казачьи сотни, высылались редко – так было в острых выступлениях в селах Жилинка Бузулукского уезда, Яблоневый овраг, Андросовка и Кондыбан Николаевского уезда. Оружие для усмирения не применялось.

 

М.Д.Челышов, 1910

Первое  мая уже несколько лет было предметом забот администрации. В эти дни в волнение приходило все городское население. По приказу полицмейстера 1 мая 1905 г. в разные места города были направлены конные дозоры. Это был воскресный день. На работу не вышли самарские коночники, и конка стала. В Постниковом овраге (Овраг подпольщиков) состоялась маевка двухсот (по мнению полиции) до трехсот пятидесяти ("Самарский курьер") молодых людей. Они договорились вечером встретиться в Струковском саду (городской парк им.Горького), где собралось несколько тысяч гуляющих. Около десяти часов вечера несколько сот демонстрантов окружили эстраду и потребовали играть "Марсельезу". Музыканты отказались и покинули эстраду. Молодежь запела: "Отречемся от старого мира"–- и с криками: "Долой полицию!", "Долой самодержавие!" – начала стрелять в воздух из револьверов. Публика в ужасе разбегалась, в давке пострадало много женщин и детей. О размерах паники можно судить по тому, что на следующий день от ушибов скончался незадачливый чиновник.

Из  сада демонстранты с песнями пошли по Алексеевской (Красноармейской) улице, навстречу им срочно направили казаков, полицию. У Соборного садика (пл. Куйбышева) манифестанты встретили войска градом камней и револьверными выстрелами : казаки прибегли к нагайкам. Пострадавшие оказались как с той, так и с другой стороны. Некоторые демонстранты укрылись в Соборном садике, откуда и вели стрельбу. Позднее их арестовали, многим крепко досталось. Таковы реалии стихии: каждая сторона защищает свою правду, страдают и те и другие.

Манифест  6 августа 1905 г. об учреждении законосовещательной Государственной думы (в просторечии "булыгинской") был неодобрительно встречен революционерами, либералами, земцами и даже многими предпринимателями. Самарский биржевой комитет в энергичных выражениях отверг проект министра Булыгина, ратуя за немедленный созыв народных представителей на основе прямой, равной, всеобщей и тайной подачи голосов, свободы слова, собраний, митингов. Поскольку ни ходатайства, ни адреса желаемого результата не принесли, комитет посчитал нужным "обратиться к изысканию других способов" воздействия на власти. Язык ультиматума торгово-промышленных кругов вызвал энергичный протест "Московских Ведомостей", которые решительно отвергли претензии "с жиру взбесившихся самарских биржевиков".

С конца сентября 1905 г. стихия разлилась по городу и губернии. Шли бесконечные забастовки, собрания, митинги, демонстрации, порой охраняемые вооруженными дружинниками. По улицам постоянно ходили толпы возбужденных обывателей, открыто велись антиправительственные разговоры, раздавались призывы к свержению власти. Народ упивался "запретными речами", в администрации царила неуверенность и неопределенность. С каждым днем все сильнее звучал новый мотив: всеобщая политическая стачка. Ее неустанно пропагандировали и революционеры, и либералы.

Всеобщая  стачка началась в Москве. Инициатором ее были железнодорожники. В Самарской губернии 11 октября одновременно прекратили работу телеграфисты, железнодорожные служащие. В ночь на 12 октября пришлось остановить поезда. Нельзя сказать, чтобы пассажиры были очень рады этому. Ведь через Самару шли поезда с солдатами с Дальнего Востока. На станции Кинель раненые с санитарных поездов поколотили попавшихся под руку забастовщиков. В Кротовке пассажиры побили посуду в станционном буфете и стреляли в стачечников. К  счастью, никто не пострадал. Волнения охватили город. Прекратились занятия в учебных заведениях, остановились промышленные предприятия и транспорт, закрылись магазины и лавочки, государственные и общественные учреждения. Многотысячная возбужденная демонстрация 13 октября прошествовала от Алексеевской площади по улицам Панской и Ильинской, по пути закрыв государственный банк, окружной суд, городскую управу, канцелярию губернатора, казначейство и т. д.

Трагедия, которая назревала весь день, свершилась к вечеру. На углу улиц Дворянской и Панской у почты дорогу толпе человек в двести преградили казаки. Кто первый начал? Свидетельства прямо противоположны. Но, по-видимому, первыми открыли огонь из толпы, ранив трех казаков и четырех лошадей. Казаки спешились и дали несколько залпов, ранив до двадцати человек, один из них, рабочий И.В.Карасев, через три дня скончался.

 

Обстановка  накалялась: возбужденные обыватели хотели установить свои права, администрация старалась сохранить порядок. Возле самарской тюрьмы, где демонстранты намеревались силой освободить политических заключенных, произошло столкновение с солдатами. Получив отпор, демонстранты направились к городскому монастырю и у ворот церкви (в районе нынешней улицы Осипенко) провели многотысячный митинг. После чего вернулись в город. Трагедия, которая назревала весь день, свершилась к вечеру. На углу улиц Дворянской и Панской у почты дорогу толпе человек в двести преградили казаки. Кто первый начал? Свидетельства прямо противоположны. Но, по-видимому, первыми открыли огонь из толпы, ранив трех казаков и четырех лошадей. Казаки спешились и дали несколько залпов, ранив до двадцати человек, один из них, рабочий И. В. Карасев, через три дня скончался.

Симптомы  паралича власти с 14 октября были налицо. Губернатор Засядко, человек культурный и рассудительный, но слабовольный, не желал идти на крайние меры, обещал представителям "общественности" воздержаться от применения силы. Лишенная привычной поддержки, оказавшись в изоляции, администрация время от времени издавала постановления, но не находила, да и не искала механизма их реализации. Как следствие ослабления администрации – появление многочисленных комитетов, советов, бравших на себя властные функции: городской и железнодорожный стачечный комитеты, комитет общественной безопасности, совет рабочих депутатов. Наступило время многовластия, то есть безвластия, стихии. Забастовка парализовала нормальное функционирование экономики, не выходили газеты, не работали аптеки, пекарни, почта и телеграф. Забастовка била и по простому люду. Прекратился подвоз продуктов. Распространялись всевозможные слухи. Торговцы видели зло в забастовщиках и "подстрекателях" (студентах и евреях).

17 октября 1905 г. в 5 часов пополудни после мучительных раздумий и колебаний Николай II со словами: "Другого выхода нет", – подписал манифест «Об усоверше́нствовании госуда́рственного поря́дка. Создавалось объединенное правительство, на которое возлагалось выполнение непреклонной воли царя даровать населению незыблемые основы гражданских свобод на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов. Было решено привлечь к участию в выборах в Государственную Думу те классы, которые были лишены избирательных прав по "Положению" 6 августа. Со времени созыва Думы никакой закон не мог иметь силы без ее одобрения. Ей гарантировалась возможность реального контроля за действиями властей.

В  Самаре телеграммы о Манифесте были получены утром 18 октября. По свидетельству "Самарской газеты", "манифест подействовал на народ ободряюще", только революционеры и эсдеки были крайне им неудовлетворены. Они звали народ вооружаться, свергнуть существующую власть. В Самаре некоторые предприятия приступили к работе с 16 октября, вечером 23 октября вышли на работу железнодорожники.

"Начальство ушло" - наступили октябрьские свободы. Большое влияние приобрел комитет общественной безопасности, по требованию которого стали бесцензурно выходить газеты. 23 октября он пригласил несколько отрядов самообороны и боевых дружин. Под предлогом черносотенного погрома комитет 29 октября потребовал удаления из города вице-губернатора Кондоиди, и тот немедленно получил "отпуск". Более того, делегация "общественных деятелей" ездила в Петербург и получила уверение С.Ю.Витте, что Кондоиди в Самару больше не вернется. Другая властная структура – Совет рабочих депутатов, созданный 30 ноября 1905 г. –  имела ярко выраженный революционный характер. Пользуясь большой популярностью среди рабочих, Совет предъявил требования к властям и предпринимателям и действовал до 15 декабря.

Рушились  привычные представления. В ноябре подали петицию околоточные надзиратели и городовые. Они просили увеличить жалование и квартирные, бесплатно выдавать лекарства и установить месячный отпуск, а также учредить товарищеский суд. Демонстрируя высокую сознательность, они решили бастовать. Начальство пошло им навстречу и увеличило жалование.

Правительство  не решилось приступать к коренному аграрному переустройству. По стране прокатилась волна крестьянских восстаний. В Самарской губернии особенно часто поднимались крестьяне Бузулукского уезда, затем Самарского, Бугурусланского, Бугульминского. Прорвавшаяся внутренняя боль сопровождалась актами насилия и вандализма. Крестьяне нападали на помещичьи усадьбы, захватывали инвентарь, имущество, скот, хлеб. Вооруженные крестьянские отряды нападали на полицию, сельских стражников, других должностных лиц. В губернии было разгромлено 75 усадеб, громили имения не повсюду, а преимущественно в волостях, где они были максимально сконцентрированы: на севере Самарского уезда, в волостях Липовской, Зубовской, Чистяковской, Шламской. В это время сельская полиция думала, пожалуй, не о том, как противодействовать стихии, а о том, как бы спастись.

 

Старобуянская республика была разгромлена всего за один день 26 ноября 1905 года, когда в село прибыли казачьи отряды и жандармы

В  ноябре 1905 г. была создана Старобуянская республика. Крестьяне Старобуянской волости сместили местные власти, приняли "Временный закон по Старобуянскому народному самоуправлению". Только 26 ноября 1905 г. власти сумели навести порядок. Смещали местную администрацию крестьяне Герасимовской, Ефимской, Пронькинской, Максимовской, Патровской волостей, Бузулукского уезда, а также и в других местах.

Процесс  политизации шел семимильными шагами. Защитниками существующего строя выступали консерваторы. А.А.Чемодуров и М.Д.Мордвинов были в числе активистов "Всероссийского союза землевладельцев" и его губернского отдела. Самарский отдел Союза русского народа оформился в ноябре 1906 г. и насчитывал в своих рядах всего 500 человек. Помимо Самары, его организации имелись в Бугуруслане, Бузулуке, Николаеве. По сравнению с окраинными губерниями численность консервативных организаций в нашей губернии была очень невелика.

Умеренные  либералы в ноябре 1905 г. организовали отделение "Партии правового порядка" и "Союза 17 октября". Они защищали Россию на основе Манифеста 17 октября. Левые либералы в декабре 1905 г. создали организацию кадетов. В Самаре их насчитывалось до 300 человек. Группы кадетов были образованы в Бугульме, Бузулуке, Ставрополе, Новоузинске, Мелекессе. Кадеты – поборники западноевропейского строя: парламентаризма, индустриальной России. Усилились революционные организации. Социал-демократы, среди которых еще не было видимого деления на большевиков и меньшевиков, насчитывали в своих рядах до 600 человек. Их группы были во всех уездных городах. Особым влиянием они пользовались среди рабочих. Также во всех уездных городах имели свои группы эсеры, число которых в Самаре достигало 500 человек. Кроме того, они насчитывали в своих рядах до 700 крестьян – это была единственная партийная организация в губернии, действительно влиятельная в деревне.

Правительство  медленно, но неуклонно восстанавливало свои властные Функции. Революционеры, чувствуя, что теряют инициативу, бросились в отчаянную авантюрную атаку. Они решили с 8 декабря начать очередную всеобщую политическую стачку с переводом её в вооружённое восстание.

В  Народном доме им. Пушкина собирались вооруженные дружины. В половине девятого вечера 10 декабря этот штаб революционеров окружили 4 роты солдат, 2 сотни казаков и наряд полиции. Сгоряча революционеры решили держаться и на требование сдаться бросили в сторону осаждавших несколько самодельных бомб, которые, однако, не взорвались. Кроме того, прозвучал одинокий оружейный выстрел. Затем революционеры одумались. Около полуночи в здание вошла караульная рота. Во время обысков было обнаружено несколько разрывных снарядов, ружей. Известные революционеры еще раньше бежали через прилегающий сад. Оставшихся обыскали, многим крепко досталось, но всех отпустили.

На  другой день власти начали наводить порядок. Были арестованы видные революционеры, прекращены несанкционированные митинги, демонстрации, собрания. На улицах порядок обеспечивали патрули. Губернатор предложил открыть магазины, обещая защищать их с помощью военной силы в случае, если кто будет мешать торговле. Порядок в городе 12 декабря, в основном, был восстановлен. Городская Дума 13 декабря энергично отмежевалась от комитета общественной безопасности. Купечество выделило для поощрения нижних чинов Березинского полка, "усмирителей крамолы", 500 рублей. Революционеры растерялись. Численность их резко сократилась. Эсеры обратились к террору. После нескольких покушений 27 декабря 1905 г. эсер Жуков бросил разрывной снаряд с перрона вокзала под вагон, в котором начальник самарского гарнизона генерал Сергеев отправлялся к новому месту назначения. Сергеева ранило в лицо и руку.

Страна  успокаивалась, власть возвращалась. Политическая борьба в первой половине 1906 г. разворачивалась вокруг выборов в Государственную Думу. Революционеры звали к активному бойкоту Думы. Консерваторы Самары также отнеслись к выборам прохладно. Основную борьбу вели октябристы, кадеты и демократы-"трудовики". Бойкотисты успеха не имели. Сокрушительное поражение потерпели октябристы. В Думу прошло 8 кадетов и 5 "трудовиков".

27 апреля 1906 г. состоялось торжественное открытие Думы – "Думы народных надежд". Используя "перводумские" свободы, восстановились и значительно усилили свое влияние либеральные и революционные организации. Неспокойно было в частях гарнизона. В июне произошли волнения в Бугульминском пехотном полку, Борисовском резервном батальоне.

Первая  дума не оправдала ожиданий крестьян, рабочих, правительства. 8 июля 1906 г. она была распущена. Революционеры решили поднять восстание. На углу улиц Воскресенской и Вознесенской бомбой, брошенной эсером Г. Н.Фроловым, был убит волевой, целеустремленный, деятельный губернатор И.Л.Блок. 29 июля была брошена (но не взорвалась) бомба в губернское жандармское управление. В июле-августе произошло 73 крестьянских выступления. В Кинель-Черкассах 2 августа состоялось сражение революционеров-дружинников со стражниками и отрядами пехоты. Около 200 дружинников 21 июля прибыли в Ставрополь, чтобы сместить власть. Однако администрация приняла превентивные меры. Планы революционеров провалились.

С 28 октября губерния  была объявлена на положении усиленной охраны, в связи с чем администрация получила чрезвычайные полномочия.

События  июля-августа 1906 г. показали, что народ уже не помышлял о насильственном удовлетворении своих нужд, но еще верил в Думу. В выборах во II Государственную Думу принимали участие все основные партии, революционные в их числе. Последние стремились использовать выборы в Думу для пропаганды своих взглядов. От Самарской губернии во II Думу было избрано три социал-демократа, три эсера, четыре трудовика, два кадета, один октябрист. Правые потерпели поражение.

С  конца 1906 г. политическая обстановка стабилизировалась, выступления становились все менее массовыми, все более локальными. Народ в начале 1907 г. уповал на Думу. С весны 1907 г. началось "повальное бегство" из революционных и либеральных организаций. Партийные генералы теряли армии.

К  весне 1907 г. стало ясно, что Дума такого состава не способна к конструктивной деятельности. В ночь со 2 на 3 июня 1906 г. Николай II подписал манифест о роспуске Думы и новый закон о выборах. Страна встретила разгон Государственной Думы равнодушно. Революция закончилась.

Источники: Самарская летопись: очерки истории Самарского края с древнейших времен до наших дней / Под. ред. П.С.Кабытова, Л.В.Храмкова. - Книга вторая. Cамарский край второй половины XIX – начала XX столетия Самара, 1993; История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Вторая половина XVI – первая половина XIX века. М., 2000; История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Вторая половина XIX – начало XX века. М., 2000; Самарское Поволжье с древности до конца XIX в. Сборник документов и материалов. Самара, 2000; Самарское Поволжье в XX веке. Сборник документов и материалов. Самара, 2000; Наш край. Хрестоматия для преподавателей Отечественной истории и учащихся средней школы. Самара, 2003.
 
Версия для печати
Комментарии
Авторизоваться через: Вконтакте facebook twitter google yandex Mail.ru
Ваше имя:
Комментарий:
Код с картинки: