22

Октября

1918 — Самарская губернская продовольственная коллеги...

1974 — Указом Президиума Верховного Совета РСФСР Куйбы...

Ещё события 22 Октября

Самарский край в XVI-ХVII вв.
16.11.2016
Во второй половине XV – начале XVI в. возникло единое Русское государство. Почти одновременно в Среднем Поволжье на месте бывшей Волжской Болгарии складывается Казанское ханство. Его основатель – потомок золотоордынских ханов, неудачливый претендент на престол в Большой Орде чингизид Улу-Мухаммед. Первые ханы Казани добились больших успехов. Они объединили под своей властью народы Среднего Поволжья и Приуралья, вели наступательную политику против Московской Руси.

Автор: Эдуард Лейбович Дубман, доктор исторических наук, профессор кафедры Российской истории, заместитель заведующего кафедры СамГУ

 

Файзуллин И. Оборона Казани от войск Ивана Грозного. Апофеоз, 2005 г.

Для крепнувшей Москвы дорог был волжский торговый путь, но слишком опасны постоянные союзники могущественной тогда Турции, государства-осколки Золотой Орды. Вся история отношений между Москвой и Казанью наполнена кровопролитными столкновениями.

 

Под высокую руку Москвы

Самарский край в эпоху Казанского ханства оказался как бы разделенным на две части. Самарская Лука и северные районы Левобережья находились под властью Казани; центральные и южные территории степного Заволжья вошли в состав Ногайской Орды. И для ханства, и для Орды этот край был периферийной территорией и не имел постоянного оседлого населения.

Ногаи, основные зимние кочевья которых находились близ Астрахани, приходили в самарскую степь только на летние пастбища. Для башкир, живших на территории современной Башкирии, лесостепь по Соку и Кондурче была местом охотничье-промысловых экспедиций. Мордва и татары появлялись на Самарской Луке и в ее округе лишь изредка, собирали мед с бортных ухожеев, косили сено. По островам Волги в укромных местах таились ватаги русских рыболовов, промышлявших здесь красную рыбу. Да еще все лето вниз и вверх по Волге шли караваны судов – купеческих и посольских.

Для крепнувшей Москвы дорог был волжский торговый путь, но слишком опасны постоянные союзники могущественной тогда Турции, государства-осколки Золотой Орды. Вся история отношений между Москвой и Казанью наполнена кровопролитными столкновениями. Вековое противостояние завершилось только в середине XVI столетия. В 1552 году русские полки взяли Казань, в 1556 году – Астрахань, в 1556-1557 годы подданство России признали башкиры и ногаи, и вся Средняя и Нижняя Волга от Нижнего Новгорода и до Астрахани стала русской рекой.

 

Казанское ханство в конце 15 - начале 16 вв.  главный г. - Казань

Волжская вольница

Вторая половина XVI века – время, когда в лесостепных южных и юго-восточных пограничьях России начало складываться вольное казачество. Казачьи ватаги прятались на как бы ничейной земле между кочевой степью и окраинными царскими крепостями в прибрежных лесах Дона и его притоков, среди островов и протоков Волги, на далеком Яике, там, где позднее постепенно формировались обширные области-войска Донское, Яицкое, Волжское и т.д. Территория Самарского края стала одним из главных районов действий этой вольницы. Для разбойничьих предприятий казаков Волга с ее купцами, посольскими караванами, рыбными и соляными промыслами была очень удобным и привлекательным местом. Основывать здесь, на волжских берегах, свои зимние городки казаки боялись, так как Москва слишком берегла важнейший торговый путь страны, а вот кратковременные набеги и засады устраивались вольницей постоянно.

Частые упоминания о казачьих предприятиях в Самарском Поволжье начинаются с 70-х годов XVI века. Для своих зимних становищ казаки избирали, как правило, Яик (Урал), а весной спускались на стругах через переволоки на Иргиз и Самару и далее в Волгу.

Для разбойничьих предприятий казаков Волга с ее купцами, посольскими караванами, рыбными и соляными промыслами была очень удобным и привлекательным местом. Основывать здесь, на волжских берегах, свои зимние городки казаки боялись, так как Москва слишком берегла важнейший торговый путь страны, а вот кратковременные набеги и засады устраивались вольницей постоянно.

 
 

Атаман Богдан Барбоша (15??-1588)

У вольницы на территории края было несколько излюбленных мест: Самарская Лука, прежде всего ее западная часть в районе Переволок и устья Усы, местность напротив старого, ныне пересохшего устья р. Самары, где и доныне сохранились такие названия, как Казачье Зимовье, Казачий Подъем, Ермакова Поляна; на Левобережье Волги – Самарское Урочище, Барбошина Поляна (затем Поляна им. Фрунзе), броды через Волгу под будущей Сызранью, особенно у Соснового Острова (под Хвалынском). С этими пунктами были связаны имена знаменитых волжско-яицких атаманов Ивана Кольцо, Богдана Барбоши, Матвея Мещеряка и многих других.

Вольные ватаги не прочь были разграбить и царских послов или суда с государевыми товарами, но все же в главных своих предприятиях слушались московских бояр и до поры до времени являлись на юго-востоке основной силой, противостоящей кочевникам. Последние постоянно жаловались в Москву на набеги казаков, справедливо полагая, что только думные и приказные люди смогут найти на них управу. Казачество же постоянно переходило те рамки, которые отводились ему в тонкой и сложной политической игре с ногаями, и поэтому, чтобы сохранить мир с Ордой, Москва нередко предавала своих беспокойных союзников и посылала на Волгу карателей. Именно от царских воевод в 1581 году Иван Кольцо, Матвей Мещеряк бежали со своими товарищами в Прикамье к Строгановым, где и составили основной костяк отряда покорителя Сибири Ермака Тимофеевича.

Строительство во второй половине 1580-х годов русских городков по Волге окончательно заставило вольных казаков устраивать свои постоянные поселения на реке Яик (Урал). Осенью 1586 года вольница под предводительством Богдана Барбоши и вернувшегося из Сибири Матвея Мещеряка в сражении под Кош-Яицким городком смогла одолеть основные силы ногаев и окончательно утвердиться на этой степной реке.

Самара была построена, прежде всего, как перевалочный пункт между Астраханью и Казанью, для охраны волжского пути, а также как дальний форпост российского приграничья среди кочевников.

 

Основание Самары

Официальной датой основания города-крепости Самары на Волге следует считать 1586 год. Однако поселение с одноименным названием существовало в этой местности и раньше. Оно было нанесено на портолан (карту водных путей и пристаней) венецианцев братьев Пицигани в 1367 году, а затем повторено на карте итальянского космографа Фра-Мауро в 1459 году. По всей видимости, это поселение могло возникнуть во второй половине XIII века, в эпоху, когда ханы Золотой Орды вели активную градостроительную политику, и на всем протяжении Нижней и Средней Волги возник целый ряд крупных городов. Эти населенные пункты были разорены в разгар междоусобных войн второй половины XVI века и окончательно погибли во время знаменитых походов среднеазиатского властителя Тамерлана.

 

Самара во второй половине XVII в. Реконстр. Е.Ф.Гурьянова. Из кн.: Гурьянов Е.Ф. Древние вехи Самары. Очерки истории градостроительства. 2-е изд., перераб. и доп. Куйбышев, 1986.

Вскоре после взятия Казани один из властителей Ногайской Орды – мурза, а затем князь Измаил – настоятельно рекомендовал Ивану Грозному построить в устье реки  Самары крепость. Москва отвечала согласием, но средств у центрального правительства пока не хватало, и оно ограничивалось посылкой на лето в Самарское урочище военных отрядов. Кроме того, в старом устье Самары зачастую зимовали суда, не успевшие до ледостава подняться вверх по Волге к Казани. В Самарском урочище был устроен небольшой поселок-зимовье, сохранившийся и в начале истории Самарской крепости.

После смерти Ивана Грозного в начале царствования его сына Федора правительство Бориса Годунова начало проводить активную политику строительства городов-крепостей на юге и юго-востоке. В числе прочих было намечено построить городки на реках Волге и Уфе, среди которых значилась и наша Самара.

В 1585 году в Самарское урочище были посланы подьячие из Разрядного приказа. Они осмотрели местность и выбрали участок для строительства крепости. В Москве были составлены чертежи и сметы, а указ возглавить экспедицию был послан в конце 1585 – начале 1586 года алатырскому воеводе князю Григорию Осиповичу Засекину.

Весной 1586 года струги и плоты с воинскими и работными людьми, а также лесом и припасами для строительства городка спустились вниз по Волге к устью Самары. К концу лета появились первые известия о Самаре, а в сентябре того же года в построенном городке останавливались уже посольские и торговые караваны. Крепость устроили на возвышенном берегу примерно в двух километрах от Волги, там, где р. Самара делилась на два рукава. Самара была построена, прежде всего, как перевалочный пункт между Астраханью и Казанью, для охраны волжского пути, а также как дальний форпост российского приграничья среди кочевников. Среди построенных с этой же целью, но несколько позднее, Царицына, Саратова и других городков на юго-востоке страны Самара в конце XVI в. считалась одной из крупнейших крепостей.

Воевода застал Самару в плачевном положении. Укрепления крепости находились в ветхом состоянии, воинские люди были «бедны, наги и бесконны», «...хлебных запасов для осадново времени нет...».

 

Местные служилые люди обжились в городке, многие имели свои дома, семьи, занимались промыслами и торговлей. Общая их численность с женами и детишками составляла около 3500 человек. Это было постоянное население Самары.

 

В лихолетье Смуты

В начале XVII века Россия пережила Великую Смуту, время гражданской войны и острейших социальных потрясений, когда законная царская династия прекратила свое существование, а за русский престол боролись самозванцы, претенденты из знатных родов, из королевских домов Польши и Швеции.

События этого времени не обошли Самарский край. Весной-летом 1606 года городки на Волге стали свидетелями погромов и разбоев, учиненных отрядами одного из самозванцев, «царевича Петра». Неподалеку от Самары «Петр» вел переговоры с посланцами Лжедмитрия I. После гибели последнего новый царь Василий Шуйский направил на Нижнюю Волгу крупную армию во главе с воеводой Ф.И.Шереметьевым. Самара и другие средневолжские городки оказались в сравнительно безопасном положении.

Воцарение нового государя Михаила Романова не принесло мира на Волгу. В далекую Астрахань бежал со своими приверженцами Иван Заруцкий, один из крупнейших деятелей Смуты. Он не принял решений Земского собора, избравшего Михаила Федоровича царем, и начал борьбу за утверждение на русском престоле сына Марины Мнишек и Лжедмитрия II.

Авантюра Заруцкого представляла собой серьезную угрозу, и для похода на далекую Астрахань в Москве начали собирать новую армию. Между тем мятежный атаман готовился к походу вверх по Волге. Чтобы предупредить его, в Самару, Царицын и Саратов послали опытного воеводу, хорошо показавшего себя при освобождении Москвы от поляков, Дмитрия Петровича Лопату-Пожарского, троюродного брата Дмитрия Михайловича Пожарского. Весной 1614 года стрелецкий отряд построил острожек и встал на западной окраине Самарской Луки в устье реки Усы.

Воевода застал Самару в плачевном положении. Укрепления крепости находились в ветхом состоянии, воинские люди были «бедны, наги и бесконны», «...хлебных запасов для осадново времени нет...».

Самаре «повезло» в Смуте. Заруцкого удалось остановить, городок, в отличие от других поволжских крепостей, смог уцелеть.

 

Самара на рисунке А.Олеария. 1636 г.

Самарский городок

Самара в XVII столетии представляла собой типичный пограничный городок-крепость. Краткие описания и рисунки сохранились в трудах русского купца Федота Котова (1623 год), голштинца Адама Олеария середины 1630-х годов и голландца Корнилия де Бруина начала XVIII века. Практически весь он был выстроен из дерева и состоял из крепости-детинца, имевшей прямоугольную форму, посада, огороженного острогом, и слобод. Крепость с несколькими башнями (около десятка) выполняла функции цитадели. В ней размещались основные административные здания, военные и продовольственные запасы. Посад возник в конце XVI - начале XVII века. В нем жило большинство населения. Слободы – Рыбная, Болдырская, позднее возникшая Вознесенская – тянулись от посада по волжскому берегу к северу. Самара была невелика, и к концу XVII века ее окраинные дома едва ли уходили далее современной ул. Ленинградской. От нападений с северо-востока открытое междуречье Волги и Самары защищали валы, рвы, надолбы и башни.

Основную часть населения Самары составляли воинские люди – в среднем, около 500 человек. Большинство из них относилось к стрельцам, так называемым «иноземцам», детям боярским. Местные служилые люди обжились в городке, многие имели свои дома, семьи, занимались промыслами и торговлей. Общая их численность с женами и детишками составляла около 3500 человек. Это было постоянное население Самары.

Собственно городское, или, как его тогда называли, посадское население было менее значительным и в середине XVII века насчитывало примерно 700 человек. Верхушку местного общества составляли приказные люди во главе с воеводой, около 20 семей детей боярских и дворян да несколько семей священнослужителей. Между воинскими людьми, несшими ратную службу, и посадскими, платившими тягло, не было непроходимой границы. Основные хозяйственные занятия тех и других были одинаковы: рыболовство и другие промыслы, ремесленничество, извоз. Самара, прежде всего, являлась перевалочным транзитным пунктом на великом волжском пути. Промышленное значение городка для местной земледельческой округи было крайне невелико.

Местом первых поселений стала Самарская Лука. Здесь на землях самарского Спасо-Преображенского монастыря в 20-30-е годы XVII века появились первые русские поселения: Подгоры - Ильинское, Новинки - Архангельское, Выползово, чувашские и мордовские деревни Шелехметь, Терновая, Борковка и т.д. Центром было Рождествено.

 

Самарский уезд

В отличие от Саратова и Царицына, рядом с Самарой в XVII веке возникла своя сельская округа. Местом первых поселений стала Самарская Лука, и прежде всего ее восточная, ближняя к крепости, долина под отрогами Жигулевских гор. Здесь на землях самарского Спасо-Преображенского монастыря в 20-30-е годы XVII века появились первые русские поселения: Подгоры - Ильинское, Новинки - Архангельское, Выползово, чувашские и мордовские деревни Шелехметь, Терновая, Борковка и т.д. Центром этой округи, наиболее ранним и крупным селом было Рождествено.

Самарские дети боярские и дворяне вслед за монастырскими старцами с 1640-х годов также приступили к освоению Самарской Луки. Но все ближние к городу лучшие земли были разобраны, и им пришлось довольствоваться выходящими к Волге межгорными долинами. Там и возникали небольшие деревушки Ширяев Буерак (Ширяево), Моркваши, Ермаково, Кольцово, Осиновый Буерак (Осиновка) и другие.

И наконец, пришедшие позднее мордва и чуваши облюбовали центральную часть Самарской Луки – «за лесом», где появились Аскулы, Сосновый и Березовый Солонцы, Кармалы, Севрюкаево.

Так постепенно сложился Самарский уезд, основные населенные пункты которого располагались только на Самарской Луке, занимая ее восточную и центральную части. Вся эта территория вместе с прилегающими к ней волжскими водами и степными пространствами управлялась самарскими воеводами и подьячими.

Население сел и деревень уезда было невелико и к концу XVII века составляло не более нескольких тысяч человек. В большинстве своем это были люди беглые, пришедшие сюда из соседних уездов Среднего Поволжья: Казанского, Алатырского, Симбирского и других. Как образно сказали сами о себе жители с. Рождествено, «всякий сброд и наволока». Самарский уезд был уникальным явлением в русской средневековой истории. Он находился далеко за пределами территории русского оседлого населения, был оторван от основного ареала, окружен степными и лесостепными кочевьями. Поселиться здесь в относительной безопасности от нападений кочевников первые земледельцы и промысловики смогли только благодаря уникальным природным условиям Самарской Луки, надежно защищавшим сельских жителей.

Надеинское Усолье

В начале 30-х годов XVII века возник еще один крупный центр сельского заселения Самарского края. Он располагался на западе большой Самарской Луки и концентрировался вокруг соленосных источников в долине небольшой речки Усолки (современное с. Усолье Шигонского района). Здесь с глубокой древности добывали кустарным способом соль. В 1631-1632 годы один из богатейших людей России, ярославский гость Надея Светешников получил соляные источники с прилегающей округой в оброчное пользование. Работные люди Светешникова выстроили хорошо укрепленный городок-крепость, рассолоподъемные трубы и варницы, несколько слободок. Так было положено начало современному селу Усолье. Соляные промыслы у самой западной оконечности Жигулевских гор были сравнительно невелики по сравнению с другими центрами солеварения. В лучшие годы при Светешникове в Надеинском Усолье вряд ли добывалось больше 50 тысяч пудов соли в год, а к концу XVII века добыча снизилась примерно до 25 тысяч пудов. В то же время, к примеру, на промыслах у Белого моря добывалось около миллиона пудов. В 1660 годы Надеинское Усолье перешло во владение звенигородского Савво-Сторожевского монастыря. Монастырские власти пользовались особым доверием царской семьи. Разрасталось хозяйство владения, поднимались новые села и деревни: село Жигулевка, слобода Переволокская, деревня Шоркин Буерак, ряд чувашских деревень. Население вотчины в конце XVII века составило около 2000 мужчин и женщин. Подавляющее большинство жителей были беглыми. Их переманили монастырские старцы, обещая на новых местах большие льготы.

Монастырь смог добиться для своего нового владения полной независимости от местных властей. Вотчина управлялась из Москвы через центральные приказы.

В начале 30-х годов XVII века возник еще один крупный центр сельского заселения Самарского края. Он располагался на западе большой Самарской Луки и концентрировался вокруг соленосных источников в долине небольшой речки Усолки (современное с. Усолье Шигонского района). Здесь с глубокой древности добывали кустарным способом соль.

 

Средняя и Нижняя Волга с ее огромными запасами красной рыбы – белуги, осетра, севрюги и лосося; ценных сортов белорыбицы и стерляди – стала в конце ХVI и в XVII в. основной житницей России, поставщиком икры, рыбьего клея и жира.

 

Промышленники и земледельцы

У кочевых народов, приходивших на летние кочевья Самарского Поволжья, основным занятием было скотоводство. Каждую весну огромные табуны лошадей, отары овец медленно поднимались к северу вдоль волжских и яицких берегов, а осенью так же медленно спускались вниз в Прикаспийские степи на зимовку.

Заниматься земледелием рядом с кочевниками под угрозой их нападений было бессмысленно, поэтому первые жители Самарской крепости, а также массы людей, приходивших на Волгу в начале навигации, предпочитали работу на речном транспорте или рыбный промысел.

Средняя и Нижняя Волга с ее огромными запасами красной рыбы – белуги, осетра, севрюги и лосося; ценных сортов белорыбицы и стерляди – стала в конце ХVI и в XVII в. основной житницей России, поставщиком икры, рыбьего клея и жира. Рыбные богатства волжской акватории в пределах Самарского края были значительно меньше, чем в низовьях великой реки, но все же и здесь широкое распространение получило промысловое рыболовство. Крупнейшими промышленниками самарских вод стали монастыри: Чудов, Савво-Сторожевский, Новодевичий, московский Вознесенский, нижегородский Благовещенский и другие, строившие на волжских берегах и островах свои промысловые ватаги, основывавшие селения. Промысловым рыболовством занималось значительное количество горожан, посадских людей и стрельцов.

Существенную роль для жителей Самары и окрестностей в их занятиях играли волжский торговый путь и отходившие от него дороги на Яик, в Среднюю Азию, сухопутный путь к Москве. Самарцы и работные люди, пришедшие с верховьев, работали на судах, нанимались бурлаками, более состоятельные занимались извозом.

В Самаре были также плотники, кузнецы, гончары. Многие занимались огородничеством. Для местного строительства выпускался кирпич.

Сельское население занималось, прежде всего, земледелием. Переселенцы, а ими зачастую были жители центральных подмосковных уездов, на новом месте сталкивались с совершенно не обычными для себя условиями. Вместо дождливого короткого лета они испытывали действие засух и суховеев, вместо серых малоплодородных почв сеяли зерно в самарские черноземы. Однако урожаи озимых – ржи и яровых, прежде всего, овса – были, в среднем, такими же, как на местах их прежнего жительства. Местные земледельцы вкладывали меньше времени и труда в сельскохозяйственное производство, предпочитали подрабатывать на промыслах.

Самара в XVII веке оставалась городком, куда хлеб для питания жителей приходилось завозить с верховьев Волги. Местная сельская округа не могла прокормить свой уездный центр.

Разинщина

 

Суда разинцев на Волге. Из кн.: Стрейс Я.Я. Три путешествия. М., 1936.

Разинское движение, до основ потрясшее южные и юго-восточные окраины России, не обошло Самарский край. Самара и селения Самарской Луки, прежде всего Усолье, оказались плацдармами, где накапливались силы, шедшие на помощь Разину под Симбирск, куда отступали разбитые но не покорившиеся отряды сподвижников Степана Тимофеевича.

В августе 1670 г. самарские люди  добровольно открыли городские ворота разинским отрядам. Воеводу Ивана Алфимова и немногих его сторонников казнили, в городке было устроено самоуправление по типу казачьего круга. Восстание жителей возглавили И.Говорухин и М.Нелосный, в чьих руках оказалась практически вся власть. Большая часть населения Самары колебалась, выжидая, на чьей стороне окажется больше сил. Когда Разин с немногими казаками бежал из-под Симбирска на Дон, самарцы закрыли перед ним ворота города.

Однако движение на этом не завершилось. На помощь разинцам шли новые и новые отряды. Весть о поражении под Симбирском заставала многих из них в Самаре. Так, в городке оказались названный брат Степана Леско Черкашенин, яицкий атаман Ромашка Тимофеев и многие другие. Отряды из Самары и сел Самарской Луки уходили в гущу борьбы в Симбирский край, где пытались развернуть новое широкое движение. Так, Р.Тимофеев со своими сподвижниками сражался под Симбирской чертой у Уреня, И.Говорухин с отрядом самарцев воевал под Белым Яром.

Симбирские власти в декабре 1670 года попытались склонить самарцев к повинной, однако из этого ничего не вышло. Радикальные силы в городе явно перевешивали. Только после поражения под Симбирском Федора Шелудяка, к которому, кстати, в Самаре присоединился тысячный отряд И.Константинова, местные жители решили покориться. 29 июня 1671 года город принес повинную. Немногим раньше смирились жители Надеинского Усолья.

Так завершилась почти годовая эпопея самарской вольности. Многие самарцы приняли участие в повстанческом движении. Зачинщиков выискивали, казнили и ссылали. Однако взаимное ожесточение стихло, и размах репрессий вскоре был уже не тот.

Самарские люди в августе 1670 г. добровольно открыли ворота перед разинскими отрядами. Воеводу Ивана Алфимова и немногих его сторонников казнили, в городке было устроено самоуправление по типу казачьего круга.

 

На Сызранском правобережье

Освоение лесостепных и степных пространств Среднего Поволжья, в том числе, Самарского края, возможно было только после сооружения засечных черт – сплошных линий оборонительных сооружений: городков, засек, валов, рвов, тянувшихся иногда на сотни и тысячи километров. В середине XVII века государство построило Симбирскую и Закамскую черты, защитившие пространства на правобережье от Суры до Симбирска (Ульяновска) и за Волгой, от устья Б. Черемшана до Камы. На сравнительно безопасных от нападений кочевников землях быстро возникли села и деревни, складывалось помещичье землевладение. Вскоре все свободные земли оказались заселенными, волна переселенцев уходила за «вал», оседала южнее.

В конце 1670-х – начале 1680-х годов правительство приняло план строительства новой засечной черты, которая должна была обеспечить безопасность новому району сельского расселения на Правобережье Волги. Ее должны были «...для оберегания от приходу воинских людей строить... от Казачьих гор до Туруева городища и до речки Суры на 70 верстах 342 саженях и по той новой черте сделать 4 городка, чтоб... пашня и села и деревни, которые за старою Синбирскою и Корсунскою черты стали в черте... И по Волге всяким людям от приходу воинских людей разорения не было».

В полном объеме новая черта так и не была выстроена. Власти ограничились сооружением городков-крепостей Сызрани и Кашпира, а также поселением на новых землях нескольких слобод со служилыми людьми – Печерской, Усинской, Жемковской и других. Сызрань, ставшая центром нового района, была построена в 1683 году. Она представляла собой довольно мощную по тем временам деревянную крепость с гарнизоном из 500 бойцов. На южных подступах к Сызрани в 1687 году была построена деревянная Кашпирская крепость, представлявшая собой в плане квадрат и имевшая 8 башен.

Новый хорошо защищенный район быстро осваивался. Вдоль волжского берега появились огромные населенные крестьянами вотчины центральных монастырей – Чудова, московского Вознесенского, Новодевичьего. Вокруг Сызрани и Кашпира земли начали разбирать дворяне – Дмитриевы, Ивашевы, Троекуровы, Демидовы и другие. На свободные территории приходили чуваши (деревни Малячкино и Байдеряково), татары (Старый Тукшум).

Так складывалось население нового района: из переведенных служилых людей, монастырских и помещичьих крестьян, ясачных и служилых чувашей, татар, мордвы.

В отличие от населения Самарского уезда и Надеинского Усолья, жители Сызранского Поволжья, прежде всего, ориентировались на занятия сельским хозяйством – главным образом, земледелием.

В XVII века Сызрань с округой в административном отношении подчинялась Симбирску и находилась в составе его уезда.

Сызрань, ставшая центром нового района, была построена в 1683 году. Она представляла собой довольно мощную по тем временам деревянную крепость с гарнизоном из 500 бойцов. На южных подступах к Сызрани в 1687 году была построена деревянная Кашпирская крепость, представлявшая собой в плане квадрат и имевшая 8 башен.

 
Источники: Самарская летопись: очерки истории Самарского края с древнейших времен до наших дней / Под. ред. П.С.Кабытова, Л.В.Храмкова. – Книга первая. Самарский край с древнейших времен до середины XIX века. Самара, 1993.; История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Вторая половина XVI – первая половина XIX века. М., 2000; Дубман Э.Л. Князь Григорий Засекин – строитель волжских городов. Самара, 2003; Дубман Э.Л. Сказание о первых самарцах. Очерки по истории Самары 1586-1680-х годов. Самара, 1991; Самарское Поволжье с древности до конца XIX в. Сборник документов и материалов. Самара, 2000; Наш край. Хрестоматия для преподавателей Отечественной истории и учащихся средней школы. Самара, 2003.

 

 

Версия для печати
Комментарии
Авторизоваться через: Вконтакте facebook twitter google yandex Mail.ru
Ваше имя:
Комментарий:
Код с картинки: