17

Декабря

1702 — В первом (пробном) номере первой русской газеты «...

1714 — Петр I подписал указ об увеличении добычи серы на ...

1850 — 17 декабря (по старому стилю 6 декабря) император Н...

1871 — 17 (по новому стилю 29) в Самаре в семье купца 2-й гил...

Ещё события 17 Декабря

Социально-экономическое положение Самарской губернии в годы 1-мировой войны
 

Начавшаяся 19 июля (1 августа) 1914 г. первая мировая война оказала мощное воздействие на развитие экономики губернии.

Автор: По материалам Самарской летописи Э.Л. Дубман, Смирнов Ю.Н., Кабытов П.С.

В годы войны численность рабочих на предприятиях, подлежащих надзору фабричной инспекции, возросла до 43980 человек. Увеличилась и средняя численность рабочих на одном предприятии - с 50 человек в 1913 г., до 140 в 1917 г.

 

Уже в первые дни войны наметился процесс сокращения тех отраслей промышленности, на продукцию которых резко сократился спрос. Сокращение производства было связано с перебоями в доставке сырья и топлива, с трудностями в сбыте продукции, в получении кредитов в банках. На многие изделия механических заводов, конфетных фабрик, мебельных и экипажных мастерских не было спроса. С введением сухого закона была закрыта часть винокуренных и пивоваренных заводов. Одновременно происходило расширение производства на промышленных предприятиях, связанных с выпуском вооружений и боеприпасов. К их числу в губернии относились Самарский трубочный завод, Самаро-Сергиевский завод взрывчатых веществ, фабрика Зимина и др. Успешно развивалась главная отрасль самарской промышленности — мукомольная, так как для армии требовался хлеб. За годы войны в Самаре открылись кожевенный завод, консервная фабрика, мастерские по изготовлению армейских повозок, завод Муравей. Сюда были эвакуированы некоторые предприятия из западных губерний России, в их числе завод Саламандра из Риги. В годы войны численность рабочих на предприятиях, подлежащих надзору фабричной инспекции, возросла до 43980 человек. Увеличилась и средняя численность рабочих на одном предприятии — с 50 человек в 1913 г., до 140 в 1917 г.

Вопрос об общей численности фабрично-заводских рабочих в Самарской губерний и Самаре является спорным. Например, Н.Зубцова учитывала рабочих, занятых на пред приятиях, подлежащих надзору фабрично-заводской инспекции, без учета рабочих государственных предприятий. Как известно, именно эти заводы были самыми крупными в крае. Например, на Самарском трубочном к 1 мая 1917 г. работало 20119 человек, а на Самаро-Сергиевском заводе взрывчатых веществ −13776 человек, Томыловском артскладе — 3700 человек; кроме того в губернии насчитывалось 19905 ремесленников и кустарей, 5 тыс. строительных рабочих, 22 тыс. рабочих железнодорожного и водного транспорта, более 25 тыс. поденщиков и чернорабочих.

Первая мировая война способствовала тому, что в состав пролетариата вливались представители мелкой и средней буржуазии, которые получали отсрочки от призыва в действующую армию, а затем устраивались на военизированные предприятия. Некоторые даже фактически не работали на них, прикрываясь книжкой военнообязанного рабочего. В периодической печати появились фельетоны, указывающие на такие факты. После фельетона Патриот, опубликованного в газете Волжский день, администраций Трубочного завода была вынуждена обследовать материальное положение этих рабочих.

В донесении начальнику завода сообщалось, что Овчинников А.Г. на Троицком базаре имеет две лавки с железноскобяными товарами и с годовым оборотом в 7 тыс.р., Романов И.С. получает на заводе 45-65 руб., а до поступления был подрядчиком штукатурных работ и имел 20 человек своих рабочих

Значительная часть рабочих Самаро-Сергиевского завода взрывчатых веществ Томыловского артиллерийского склада, завода Ушкова состояла из крестьян окрестных деревень. Падение квалификации рабочей силы наблюдалось во всей промышленности России, но в неодинаковой мере в различных отраслях. Степень сохранности кадрового состава рабочих зависела от связи той или иной отрасли с нуждами военного времени.

Средняя квалификация рабочих за годы войны понизилась в металлообрабатывающей промышленности на 17%, в текстильной на 27%. Пополнение самарского пролетариата I за счет кадровых рабочих эвакуированных предприятий из Прибалтики и Польши было незначительным.

На смену мобилизованным в армию на фабрики и заводы пришли женщины и дети. По данным фабрично-заводской инспекции, на 1 января 1917 г. среди рабочих губернии удельный вес женщин составлял 30,5 %; на казенных предприятиях: Самаро-Сергиевском заводе взрывчатых веществ — 9,1 %, Самарском трубочном — 40,5 %. Губернский статистический комитет в отчете за 1915 г, сообщал: В последнее время в связи с частыми мобилизациями начинает ощущаться недостаток в рабочих руках, чем и объясняется значительное повышение на фабриках числа рабочих малолетних и подростков обоего пола. На некоторых предприятиях Самары дети и подростки составляли от 30 до 40 % рабочих.

Увеличению неоднородности рабочего класса способствовало его пополнение беженцами. По данным земского и городского союзов, в феврале 1916 г. число беженце достигло трех миллионов, из них более 152 тысяч находились в Самарской губернии. Среди беженцев преобладали женщины, дети, старики. Газета Волжский день сообщала, что в губернии нетрудоспособных беженцев оказалось более 50 %. Беженцы, как правило, использовались в качестве чернорабочих или на сельскохозяйственных работах.

Падение квалификации рабочей силы наблюдалось во всей промышленности России, но в неодинаковой мере в различных отраслях. На смену мобилизованным в армию на фабрики и заводы пришли женщины и дети.

 

В годы войны усилилась эксплуатация. С каждым месяцем ухудшалось социально экономическое положение рабочих. Продолжительность рабочего дня достигла 12 часов, на ряде предприятий — 13-14 часов, широко практиковались сверхурочные работы, узаконенные правительством в 1915 г. Вопросы продолжительности рабочего дня, величины заработной платы, порядка найма и увольнения решали владельцы предприятий, практически бесконтрольно. Были случаи, — сообщал фабричный инспектор, — обращения рабочих в суд, и суд ни разу не удовлетворил иски рабочих за необязательную сверхурочную работу. Работоспособность рабочих снижалась, рос травматизм. За 1916 г в мастерских железнодорожных станций Самара, Безенчук, Иващенково произошло 398 несчастных случаев. Администрация заводов принимала репрессивные меры против рабочих, которые отказывались от сверхурочных работ. Особое давление оказывалось на военнообязанных, получивших отсрочки от призыва в армию. Нередко участников стачек, требовавших увеличения заработной платы, увольняли с предприятий. В 1916 г. начальник Самаро-Златоустовской железной дороги, уволив стачечников, обратился к местным предпринимателям с просьбой не принимать их на работу. Администрация Самарского трубочного завода увольняла за отказ от работы, дурное поведение и т.д. Только в декабре 1916 г. по таким мотивам было уволено в 5 мастерской 43 человека.

В годы войны заметно ухудшились условия труда на предприятиях губернии. Из-за старого, изношенного оборудования, отсутствия вентиляции, несоблюдения техники безопасности усилился рост профессиональных заболеваний. На предприятиях практически отсутствовала медицинская помощь рабочим. Нередко вспыхивали тиф, дифтерия, холера. Виновниками возникновения эпидемий являлись богатые домовладельцы. Газета Волжский край в статье «Наши отравители» писала: Самара заражена. Хитроумные домовладельцы, чтобы избавиться от расходов по вывозке нечистот, устраивают у себя на дворах мертвые колодцы... В Самаре заражена вся почва, вся подпочвенная вода. Желудочно-кишечные заболевания (холера, дизентерия, брюшной тиф) в значительной части обязаны мертвым колодцам.

Кризисные явления стали явно прослеживаться и в сельском хозяйстве губернии. Мобилизация запасных в армию лишила десятки тысяч крестьянских хозяйств единственных кормильцев.

 

Из-за притока беженцев ухудшились жилищные условия рабочих в Самаре и уездных городах. Перед войной квартира в одну комнату с кухней сдавалась за 9 руб. в месяц, в сентябре 1915 г. — за 16 руб., в 1917 г. — за 20 руб. На Самаро-Сергиевском заводе взрывчатых веществ рабочие размещались в бараках по 30 человек. Не только землянки, но и стены бараков засыпались землей, а затем они обшивались внутри досками. В таких примитивных жилищах царили грязь, насекомые. Булочники и калачники Самары жили в грязных и сырых спальнях: Кровати в них встречаются лишь как редкое исключение. Кое-где есть нары, но они без всяких матрацев, простыней и т.п.

Реальная заработная плата падала в связи с быстрым ростом цен на продукты питания, товары первой необходимости и жилье. К 1916 г. уровень заработной платы по сравнению с довоенным временем возрос на 105 %, а цены на многие товары и продукты питания увеличились на 100-300 %. Дороговизна вызывала недовольство как в городе, так и в деревне, оно нередко выливалось в стихийные выступления масс. Такие выступления произошли в Самаре 19 февраля и 19 сентября 1915 г., в Мелекессе — 27 октября, в Ставрополе — 26 декабря 1915 г. В Сызрани толпа женщин-солдаток 22 июля 1916 г. пыталась разгромить лавки. Особенно острый характер приняли события 5 ноября 1916 г. в Самаре. Все началось в лавке Теленкова на Троицком рынке, где приказчик отпускал протухшее мясо за высший сорт. Толпа солдаток, возмущенная поведением торговца, который отказался заменить недоброкачественный товар и оскорбил покупательницу, стала громить лавки. Всего в этот день было разгромлено 56 магазинов и лавок.

Кризисные явления стали явно прослеживаться и в сельском хозяйстве губернии. Мобилизация запасных в армию лишила десятки тысяч крестьянских хозяйств единственных кормильцев. По данным Всероссийской сельскохозяйственной и поземельной переписи 1917 г., в самарской деревне отсутствовала почти половина трудоспособных работников. Вся тяжесть ведения хозяйства легла на плечи женщин, стариков и детей. Если крестьяне испытывали недостаток рабочих рук, то в помещичьих и зажиточных крестьянских хозяйствах широко использовался труд военнопленных и беженцев. Летом 1915 г. на сельскохозяйственных работах в Самарской губернии было занято 24134 беженца и 31627 военнопленных. Большие трудности крестьянские хозяйства испытывали в связи с сокращением поголовья рабочего скота, который реквизировался для нужд армии. 78103 крестьянских хозяйств не имели скота вообще, а 107483 двора были без рабочего скота. В 1917 г. в губернии насчитывалось 93480 безземельных и 44476 беспосевных хозяйств. О кризисных явлениях в сельском хозяйстве свидетельствует сокращение посевных площадей, главным образом, за счет ярового клина. К лету 1916 г. посевная площадь в губернии сократилась по сравнению с 1913 г. на 766,3 тыс. десятин. Совокупность указанных факторов оказывала непосредственное влияние на социально-классовую структуру крестьянства. К 1917 г. беднота в самарской деревне составляла 54 % серед-няки 25,4 %, зажиточные — 20,6 %.

Как видим, мировая война ускорила процесс созревания материальных предпосылок для второй российской революции.

Версия для печати
Комментарии
Авторизоваться через: Вконтакте facebook twitter google yandex Mail.ru
Ваше имя:
Комментарий:
Код с картинки: