2

Марта

1804 — 2 (по новому стилю 14) марта родился Алексей Василь...

1883 — Купец О.К. Кеницер открыл в Самаре торговлю сельс...

1898 — Самарская городская дума образовала комиссию по ...

1929 — Самарский окрисполком рассмотрел проект железо-...

Ещё события 2 Марта

Дворянский треугольник
 

130 лет назад на станции Безенчук граф Толстой стрелял в любовника своей жены Бострома

Автор: Валерий Ерофеев (по материалам Волжской коммуны)

Граф Николай Александрович Толстой, отец Алексея Толстого, с самых первых дней семейной жизни показал себя как необузданный ревнивец.

 

В тот день все желающие так и не смогли попасть в зал Самарского окружного суда. Еще бы: ведь на скамье подсудимых находился не кто-нибудь, а сам предводитель уездного дворянства граф Николай Александрович Толстой. Обвинение, выдвинутое против него, выглядело достаточно серьезно: покушение на убийство Алексея Бострома, к которому незадолго до того сбежала графиня Толстая. При этом фактом ее бегства от мужа российское общество конца XIX столетия было шокировано в гораздо большей степени, чем даже выстрелом графа в своего соперника.

Сбежавшая графиня

Из биографических справочников мы знаем, что отцом писателя Алексея Николаевича Толстого был крупный самарский землевладелец, граф Николай Александрович Толстой, а матерью — Александра Леонтьевна Толстая, урожденная Тургенева, двоюродная внучка декабриста Николая Тургенева и дальняя родственница писателя Ивана Тургенева. Однако при этом обычно умалчивается, что роль графа в жизни сына почти целиком свелась, собственно, лишь к одному моменту — к зачатию будущего великого писателя.

Дело в том, что еще до рождения Алеши его отец прославился на всю Россию как самодур и грубиян. Так, в 1873 году, всего лишь через несколько месяцев после женитьбы, Толстой публично и нецензурно оскорбил самарского губернатора Федора Климова. Скандал быстро дошел до императора Александра II, и по его высочайшему повелению граф Толстой был выслан из Самары в северный город Кинешму под надзор полиции. Только благодаря хлопотам родственников он пробыл в ссылке всего полгода, после чего смог опять вернуться в общество.

В мае 1882 года мать Толстого Александра Леонтьевна сбежала от грубияна-мужа в уездный центр Николаевск к Алексею Аполлоновичу Бострому, будучи на втором месяце беременности.

 

К тому же граф с самых первых дней семейной жизни показал себя как необузданный ревнивец. Он не терпел не то что знаков внимания к своей жене со стороны других мужчин, но даже их неосторожных взглядов. Однажды в припадке такой беспричинной ревности Толстой даже стрелял в Александру Леонтьевну, но промахнулся. Неудивительно, что из-за постоянных скандалов и необоснованных обвинений в неверности в мае 1882 года его супруга сбежала от грубияна-мужа в уездный центр Николаевск к Алексею Аполлоновичу Бострому, который в то время занимал должность председателя уездной земской управы и был членом губернского земского правления. В тот момент графиня находилась на втором месяце беременности, однако данный факт она ото всех участников конфликта скрыла, в том числе и от мужа.

 

Александра Леонтьевна (Львовна) Толстая, мать писателя

Через месяц граф Толстой приехал к Бострому в Николаевск, чтобы передать своему обидчику вызов на дуэль на пистолетах, однако хозяин дома к оскорбленному мужу не вышел и через слугу передал ему категорический отказ, под предлогом того, что дуэли давно вышли из моды.

Стрельба в благородном семействе

Скандал с бегством законной супруги из графского дома вскоре получил продолжение. Средь бела дня 20 августа (по новому стилю — 1 сентября) 1882 года в одном из купе поезда Самара — Санкт-Петербург, подошедшего к станции Безенчук, раздался выстрел. По официальной версии полиции, граф Николай Толстой стрелял из револьвера в своего удачливого соперника Алексея Бострома, который вместе с графиней Толстой сел в поезд на этой станции. Графа допросил местный пристав и затем отпустил, а раненого в бедро Бострома вместе с графиней увезли к фельдшеру, который обработал его рану и констатировал, что пуля прошла навылет. Отправление поезда было задержано на 20 минут. Граф Толстой отбыл в Санкт-Петербург, а вот Бостром после ранения был вынужден ехать не в столицу, а на лечение в Самару.

Этот инцидент вызвал в губернском центре страшный переполох. Замять дело оказалось невозможным, и в результате стрелок, несмотря на свой высокий дворянский титул, был вынужден вернуться обратно в Самару и здесь отвечать на вопросы судебного следователя. Слушание дела графа Николая Толстого в окружном суде по обвинению его в покушении на убийство было назначено на 23 января 1883 года — всего через две недели после того, как графиня Толстая в доме Алексея Бострома в уездном центре Николаевске родила мальчика, нареченного Алексеем.

Сама Александра Леонтьевна была вызвана в суд в качестве свидетельницы, однако здесь она так и не появилась. Суд удовлетворился справкой от местного пристава о том, что графиня Толстая в данный момент находится в 70 верстах от Самары вместе с новорожденным сыном, из-за чего прибыть на судебное заседание не может.

По официальной версии полиции, граф Николай Толстой стрелял из револьвера в своего удачливого соперника Алексея Бострома, который вместе с графиней Толстой сел в поезд Самара-Санкт-Петербург на станции Безенчук.

 

Дворянская честь

Слушание дела вел лично председатель уголовного отделения Самарского окружного суда Александр Смирнитский. Первым в качестве свидетеля он допросил графского лакея Петра Сухорукова, который показал, что на станции Безенчук он увидел, как в вагон второго класса садятся графиня Толстая и Алексей Бостром. Об этом он сразу же сообщил своему господину. Толстой пошел к своей супруге, которая в тот момент сидела в купе одна и обомлела от такой встречи. Несмотря на ее реакцию, граф сказал:

— В поезде едет пол-Самары, и все видят, что мы сидим в разных классах. Вы компрометируете меня, так что соблаговолите перейти ко мне.

И в это время в купе вошел Бостром.

О дальнейших событиях граф Толстой на суде рассказывал так:

 

— Когда я говорил с женой, по ее глазам я вдруг понял, что позади меня кто-то стоит, после чего резко повернулся и увидел Бострома. Я хотел ему сказать, что это наглость с его стороны — входить без стука, когда я разговариваю с женой, но тут Бостром с криком: «Выбросить его в окно!» кинулся на меня. Защищаясь, я дал ему две пощечины, а затем оттолкнул от себя и выхватил из кармана револьвер, который я всегда ношу с собой. Я хотел только напугать Бострома и заставить его уйти из купе, но ни в коем случае не собирался стрелять в него. Бостром вцепился в револьвер и стал его у меня отнимать, и в пылу схватки произошел выстрел. Кто именно нажал на курок, я точно сказать не могу — то ли я сам, то ли Бостром, потому что в тот момент мы оба держались за револьвер. Пуля попала ему в ногу и одновременно пробила мое верхнее платье.

По заключению суда, все произошедшее на станции Безенчук было лишь несчастным случаем.

 

Что касается показаний Бострома на суде, то они, конечно же, отличались от слов Толстого:

— Когда мы с графиней приехали на станцию Безенчук, в окне вагона первого класса я увидел графского лакея. Зная, что здесь же находится и сам граф, я взял себе и ей билет в вагон второго класса, чтобы быть от него подальше. Однако наша встреча все же случилась. Я в это время ненадолго вышел из своего купе, а когда вернулся обратно, здесь уже был Толстой. Я ему ничего не говорил и тем более его не трогал. Но тут вдруг граф поднял руку, и я увидел дуло револьвера, направленное мне в грудь. Я схватился за ствол оружия, но удержать его не смог. Последовал выстрел, которым я был ранен в ногу.

Выступления прокурора Александра Завадского и защитника Владимира Ященко, как это ни странно, почти совпали по содержанию. Оба высказали мнение, что граф Толстой принадлежит к сословию, которое тщательно соблюдает законы дворянской чести. А поскольку Бостром разрушил семью Толстого, опозорил его, то граф много раз мог его убить, но не сделал этого. Не хотел он этого делать и 20 августа в поезде, а решил только испугать и выгнать из купе. Таким образом, по заключению выступавших, все произошедшее на станции Безенчук — лишь несчастный случай.

Решение суда оказалось заранее предрешенным. Присяжные удалились в совещательную комнату, но очень скоро вернулись и огласили свой вердикт: «Не виновен». Этим оправдательным приговором и закончилось судебное слушание по делу графа Толстого.

«Всегдашнее безбрачие»

В том же году его брак с Александрой Леонтьевной Тургеневой был расторгнут. При этом Самарская епархия постановила: графиню Толстую оставить «во всегдашнем безбрачии», то есть запретить ей на всю оставшуюся жизнь вступать в церковный брак с кем-либо, будь то Бостром или любой другой мужчина. А вокруг этой пары дерзких любовников на долгие годы была возведена глухая стена общественного отчуждения. Несмотря на это, мать будущего писателя долгие годы жила в доме Бострома вне брака, и здесь же Алеша Толстой провел все свое детство.

 

А.А. Бостром, отчим А.Н. Толстого

В 1912 году он, уже ставший к тому времени достаточно известным писателем, опубликовал романы «Чудаки» и «Хромой барин», а также цикл рассказов и повестей под общим название «Заволжье». Все эти произведения, по словам самого Толстого, были навеяны его впечатлениями о жизни в Самарской губернии и Самаре. Главный персонаж этих произведений — Мишука Налымов — самодур, пьяница и хам, вхарактере имеет много общего с биологическим отцом писателя — графом Николаем Толстым.

Вот как описывается в повести ее главный герой: «...У окна сидит в халате сам Мишука, — Михаил Михалыч Налымов... Бог знает, что взбредет в голову Мишуке: велит догнать проезжего и звать в гости, — лошадей отпрячь и — в табун, тарантас — в пруд, чтобы не рассохся. Или не понравится ему проезжий — перегнется за окошко и закричит: „Спускай собак, — моя земля, кто разрешил мимо дома ездить, черти окаянные!“ А налымовских собак лучше и во сне не видеть. Или в зимнее время прикажет остановить проезжего и дать ему метлу — замести за собой след через двор. Хочешь не хочешь — вылезай из саней, мети».

Согласно тексту повести, Мишука Налымов всегда вел бесшабашный и разгульный образ жизни — примерно такой же, как и граф Николай Толстой. Литературный персонаж регулярно устраивал попойки со случайными приятелями, во время которых, изрядно приняв на грудь, любил пострелять в божий свет, как в копеечку, а то и подраться с собутыльниками. А умер литературный помещик-самодур у себя дома от кровоизлияния в мозг. Незадолго до смерти Мишука подготовил завещание, по которому все свои земли и недвижимое имущество он отписал троюродной племяннице, а 15 тысяч рублей — дворовой девке «за верность ее и за мое над ней надругательство». Вспомнил завещатель и о прочих своих родственниках: «Дарю им мое благословение, деньгами же и землями — шиш».

Что же касается графа Николая Толстого, то он умер в Ницце в 1900 году, но затем был привезен в Самару и здесь похоронен. Александра Леонтьевна Толстая, которой граф так ничего и не завещал, скончалась в 1906 году и упокоилась на Всехсвятском кладбище, неподалеку от железнодорожного вокзала. А ее возлюбленный Алексей Бостром дожил до 1921 года и умер в нашем городе во время страшного самарского голодомора.

Версия для печати
Комментарии
Авторизоваться через: Вконтакте facebook twitter google yandex Mail.ru
Ваше имя:
Комментарий:
Код с картинки: